Воронцов михаил семенович. Биография. Вам понравился материал? подписывайтесь на нашу email-рассылку

Портрет Михаила Семёновича Воронцова работы Джорджа Доу.

Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

В XIX веке эпиграммы писали на всех: друг на друга, на царей, балерин и архимандритов. Но по какой-то иронии судьбы хлесткое пушкинское четверостишие — сам Александр Сергеевич впоследствии не рад был, что написал его, — сыграло злую шутку с человеком, который менее других был этого достоин.

Весной 1801 года российский посол в Англии граф Семен Романович Воронцов отправлял сына Михаила на родину, которой тот совершенно не помнил. Ему было чуть больше года, когда отец-дипломат, получив новое назначение, увез семью из Петербурга.

Воронцов Семен Романович


… Девятнадцать лет назад, 19 мая 1782 года, граф взял на руки первенца. Через год у Воронцовых родилась дочь Екатерина, а несколько месяцев спустя граф овдовел — его молодая жена Екатерина Алексеевна умерла от скоротечной чахотки. И в Лондон Воронцов прибыл с двумя маленькими детьми. Граф Семен Романович больше не женился, посвятив всю свою жизнь Мише и Кате.

Воронцова Екатерина Алексеевна (1761-1784), дочь адмирала А.Н. Сенявина, жена С.Р. Воронцова, Дмитрий Григорьевич Левицкий

С младых ногтей Семен Романович внушал сыну: любой человек принадлежит прежде всего Отечеству, его первейший долг — любить землю своих предков и доблестно служить ей. А возможно это лишь с твердым понятием о вере, чести и при наличии основательного образования…

Мишенька и Катенька — дети С.Р. Воронцова. Офорт с оригинала Р. Косуэя


Граф Воронцов был не чужд педагогике и прежде: одно время он даже составлял программы для русской молодежи по военному и дипломатическому образованию. Подвигло его на это дело то убеждение, что засилье неучей и иностранцев на высоких постах весьма вредит государству. Идеи Воронцова поддержки, правда, не встретили, но зато в сыне он мог реализовать их полностью…

Семён Романович Воронцов с детьми Михаилом и Екатериной


Семен Романович сам подбирал ему учителей, сам составлял программы по разным предметам, сам с ним занимался. Эта продуманная система образования вкупе с блестящими способностями Михаила позволили ему обрести тот багаж знаний, которым он будет впоследствии поражать современников на протяжении всей жизни.

Воронцов поставил себе целью вырастить из сына россиянина и никак не иначе. Прожив полжизни за границей и обладая всеми внешними признаками англомана, Воронцов любил повторять: «Я русский и только русский».

Эта позиция определила все и для его сына. Помимо отечественной истории и литературы, кои, по мнению отца, должны были помочь сыну в главном — стать русским по духу, Михаил великолепно знал французский и английский, овладел латынью и греческим. В его ежедневном расписании значились математика, естественные науки, рисование, архитектура, музыка, военное дело.

Отец считал необходимым дать сыну в руки и ремесло. Топор, пила и рубанок сделались для Михаила не только знакомыми предметами: к столярному делу будущий Светлейший князь так пристрастился, что отдавал ему все свободные часы до конца жизни. Так воспитывал детей один из богатейших вельмож России.

Воронцов Семен Романович, Richard Evans


И вот Михаилу девятнадцать. Провожая его служить в Россию, отец предоставляет ему полную свободу: пусть выберет себе дело по душе. Из Лондона в Санкт-Петербург сын российского посла прибыл в полном одиночестве: без слуг и компаньонов, чем несказанно удивил воронцовскую родню. Более того, Михаил отказался от привилегии, которая полагалась имеющему звание камергера, присвоенное ему, еще когда он жил в Лондоне. Эта привилегия давала право молодому человеку, решившему посвятить себя армии, сразу же иметь звание генерал-майора. Воронцов же попросил дать ему возможность начать службу с низших чинов и был зачислен поручиком лейб-гвардии в Преображенский полк. А так как столичная жизнь молодого Воронцова не удовлетворяла, то в 1803 году он отправился вольноопределяющимся туда, где шла война, — в Закавказье. Суровые условия переносились им стоически.Так начиналась пятнадцатилетняя, практически беспрерывная военная эпопея Воронцова. Все повышения в звании и награды доставались ему в пороховом дыму сражений. Отечественную войну 1812 года Михаил встретил в чине генерал-майора, командиром сводной гренадерской дивизии.

Генерал-якобинец


В Бородинском сражении 26 августа Воронцов со своими гренадерами принял первый и мощнейший удар противника на Семеновских флешах. Наполеон именно здесь планировал прорвать оборону русской армии. Против 8 тысяч русских при 50 орудиях были брошены 43 тысячи отборных французских войск, чьи беспрерывные атаки поддерживались огнем двухсот пушек. Все участники бородинского боя единодушно признавали: Семеновские флеши были адом. Жесточайшая схватка длилась три часа — гренадеры не отступили, хотя несли огромные потери. Когда впоследствии кто-то обронил, что дивизия Воронцова «исчезла с поля», присутствовавший при этом Михаил Семенович горестно поправил: «Она исчезла на поле».


Бородинское сражение. В центре картины раненый генерал Багратион, рядом с ним на коне генерал Коновницын.

Вдали виднеется каре лейб-гвардии. Худ. П. Гесс, 1843 г.


Сам Воронцов был тяжело ранен. Его перевязали прямо на поле и в телеге, одно колесо которой было сбито ядром, вывезли из-под пуль и ядер. Когда графа привезли домой в Москву, все свободные строения были заполнены ранеными, часто лишенными какой бы то ни было помощи. На подводы же из воронцовской усадьбы грузили для отвоза в дальние деревни барское добро: картины, бронзу, ящики с фарфором и книгами, мебель. Воронцов приказал вернуть все в дом, а обоз использовать для перевозки раненых в Андреевское, его имение под Владимиром. Раненых подбирали по всей Владимирской дороге. В Андреевском был устроен госпиталь, где до выздоровления на полном обеспечении графа лечилось до 50 офицерских чинов и более 300 человек рядовых.

Вид на Андреевскую церковь со Святыми воротами, богадельней и школой. Худ. Кондырев. 1849 г.


После выздоровления каждый рядовой снабжался бельем, тулупом и 10 рублями. Затем группами они переправлялись Воронцовым в армию. Сам он прибыл туда, еще прихрамывая, передвигаясь с тросточкой. Тем временем русская армия неумолимо двигалась на Запад. В битве под Краоном, уже вблизи Парижа, генерал-лейтенант Воронцов самостоятельно действовал против войск, руководимых лично Наполеоном. Им использовались все элементы русской тактики ведения боя, развитые и утвержденные А.В. Суворовым: стремительная штыковая атака пехоты в глубь колонн противника при поддержке артиллерии, умелый ввод в действие резервов и, что особенно важно, допустимость в бою частной инициативы, исходя из требований момента. Против этого мужественно сражавшиеся французы, даже с двукратным численным превосходством, были бессильны.

Битва при Краоне, Тeoдoр Юнг


«Таковые подвиги в виду всех, покрыв пехоту нашу славою и устранив неприятеля, удостоверяют, что ничего нет для нас невозможного», — писал в приказе после сражения Воронцов, отмечая заслуги всех: рядовых и генералов. Но и те, и другие воочию были свидетелями огромного личного мужества своего командира: несмотря на не зажившую рану, Воронцов постоянно был в бою, брал на себя команду над частями, начальники которых пали. Недаром военный историк М.Богдановский в своем исследовании, посвященном этой одной из последних кровопролитных битв с Наполеоном, особо отмечал Михаила Семеновича: «Военное поприще графа Воронцова озарилось в день Краонского боя блеском славы, возвышенной скромностью, обычною спутницей истинного достоинства».

Михаил Воронцов, 1812/1813 г. Художник А. Молинари


В марта 1814 года русские войска вошли в Париж. На долгие четыре года, очень непростых для прошедших с боями через Европу полков, Воронцов стал командиром русского оккупационного корпуса. На него обрушилось скопище проблем. Самые насущные — как сохранить боеспособность смертельно уставшей армии и обеспечить бесконфликтное сосуществование победивших войск и мирного населения. Самые приземленно-бытовые: как обеспечить сносное материальное существование тех солдат, которые пали жертвою очаровательных парижанок, — у некоторых были жены, да к тому же ожидалось прибавление в семействе. Так что теперь от Воронцова требовался уже не боевой опыт, а скорее терпимость, внимание к людям, дипломатичность и административный навык. Но сколько бы не было забот, все они ожидали Воронцова.


В корпусе был введен определенный свод правил, составленный его командующим. В их основе лежало неукоснительное требование к офицерам всех рангов исключить из обращения солдатами действия, унижающие человеческое достоинство, иначе говоря, впервые в русской армии Воронцов своей волей запретил телесные наказания. Любые конфликты и нарушения уставной дисциплины должны были разбираться и подвергаться наказанию только по закону, без «гнусного обычая» применения палок и рукоприкладства.

Прогрессивно мыслящие офицеры приветствовали новшества, внедряемые Воронцовым в корпусе, считая их прообразом реформирования всей армии, другие же предсказывали возможные осложнения с петербургским начальством. Но Воронцов упорно стоял на своем.

Воронцов М. С. 1818-1819. Рокштуль. Исторический музей


Помимо всего прочего, во всех подразделениях корпуса по приказу командующего были организованы школы для солдат и младшего офицерского состава. Учителями становились старшие офицеры и священники. Воронцов лично составлял учебные программы в зависимости от ситуаций: кто-то из его подчиненных учился азбуке, кто-то осваивал правила письма и счета.

А еще Воронцов отладил регулярность присылки в войска корреспонденции из России, желая, чтобы люди, на годы оторванные от родного очага, не теряли связи с Родиной.

Розен И.С. Гвардейский экипаж в Париже в 1814 г. 1911 г.


Случилось так, что русскому оккупационному корпусу правительство выделило деньги за два года службы. Герои вспомнили о любви, женщинах и прочих радостях жизни. Во что это вылилось, доподлинно знал один человек — Воронцов. Перед отправкой корпуса в Россию он велел собрать сведения о всех долгах, сделанных за это время корпусными офицерами. В сумме получилось полтора миллиона ассигнациями.

Полагая, что победители должны покинуть Париж достойным образом, Воронцов заплатил этот долг, продав имение Круглое, доставшееся ему в наследство от тетки, небезызвестной Екатерины Романовны Дашковой.

Золотая медаль, поднесенная М.С.Воронцову жителями округа Вузье в 1818 году (лицевая и оборотная стороны)


Корпус выступил на восток, а в Петербурге уже вовсю муссировались слухи, что либерализм Воронцова потакает якобинскому духу, а дисциплина и военная выучка солдат оставляют желать лучшего. Сделав смотр русским войскам в Германии, Александр I выразил недовольство их недостаточно быстрым, по его мнению, шагом. Ответ Воронцова передавался из уст в уста и сделался известен всем: «Ваше Величество, этим шагом мы пришли в Париж». Вернувшись в Россию и почувствовав явную недоброжелательность к себе, Воронцов подал рапорт об отставке. Александр I отказался ее принять. Что ни говори, а без Воронцовых было не обойтись…



Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), Томас Лоуренс


Губернатор Юга


…В феврале 1819 года 37-летний генерал отправился к отцу в Лондон, чтобы испросить разрешения жениться. Его невесте, графине Елизавете Ксаверьевне Браницкой, шел уже 27-й год, когда во время своего путешествия за границу она встретила Михаила Воронцова, который тотчас же сделал ей предложение. Элиза, как звали Браницкую в свете, полька по отцу, русская по матери, родня Потемкину, обладала громадным состоянием и тем невероятно чарующим обаянием, которое заставляло всех видеть в ней красавицу.

Неизвестный художник. Портрет Е.К. Воронцовой. 1810-е. Коллекция Подстаницких.


Чета Воронцовых вернулась в Петербург, но очень ненадолго. Михаил Семенович не задерживался ни в одной из российских столиц — служил, куда царь пошлет. Назначением на юг России, случившемся в 1823 году, он остался очень доволен. Край, до которого у центра все никак не доходили руки, являл собой средоточие всех возможных проблем: национальных, экономических, культурных, военных и так далее. Но для человека инициативного это громадное полусонное пространство с редкими вкраплениями цивилизации было настоящей находкой, тем более что царем ему были даны неограниченные полномочия.

Вновь прибывший генерал-губернатор начал с бездорожья, неискоренимой русской напасти. Спустя чуть более 10 лет, проехав от Симферополя до Севастополя, А.В. Жуковский записал в дневнике: «Чудная дорога — памятник Воронцову». За этим последовало первое на юге России Черноморское коммерческое российское пароходство.

Сегодня кажется, что виноградники на отрогах крымских гор дошли до нас чуть ли не со времен античности. Между тем именно граф Воронцов, оценив все преимущества здешнего климата, содействовал зарождению и развитию крымского виноградарства. Он выписал саженцы всех сортов винограда из Франции, Германии, Испании и, пригласив иностранных специалистов, поставил перед ними задачу — выявить те, которые лучше приживутся и смогут давать необходимые урожаи. Кропотливая селекционная работа велась не год и не два — виноделы не понаслышке знали, сколь камениста здешняя почва и как она страдает от безводицы.

Дворец князя Воронцова в Алупке, Карло Боссоли


Но Воронцов с неколебимым упорством продолжал задуманное. В первую очередь он засадил виноградниками собственные участки земли, которые приобретал в Крыму. Один тот факт, что знаменитый дворцовый комплекс в Алупке был в немалой степени построен на деньги, вырученные Воронцовым от продажи собственного вина, красноречиво говорит о недюжинной коммерческой хватке Михаила Семеновича.



Дворец князя Воронцова в Алупке


Помимо виноделия Воронцов, внимательно приглядываясь к тем занятиям, которые уже были освоены местным населением, всеми силами старался развивать и совершенствовать уже существующие местные традиции. Из Испании и Саксонии были выписаны элитные породы овец и устроены небольшие предприятия по переработке шерсти. Это, помимо занятости населения, давало деньги и людям, и краю. Не полагаясь на субсидии из центра, Воронцов задался целью поставить жизнь в крае на принципы самоокупаемости. Отсюда невиданная ранее по масштабам преобразовательная деятельность Воронцова: табачные плантации, питомники, учреждение Одесского сельскохозяйственного общества по обмену опытом, покупка за границей новых по тому времени сельскохозяйственных орудий, опытные фермы, ботанический сад, выставки скота и плодовоовощных культур.

Алупка


Все это, помимо оживления жизни в самой Новороссии, изменило отношение к ней как к дикому и едва ли не обременительному для государственной казны краю. Достаточно сказать, что результатом первых лет хозяйствования Воронцова стало увеличение цены на землю с тридцати копеек за десятину до десяти рублей и более.

Алупка, Карло Боссоли


Население Новороссии из года в год росло. Очень много было сделано Воронцовым для просветительства и научно-культурного подъема в этих местах. Через пять лет после его прибытия открылось училище восточных языков, в 1834 году в Херсоне появилось училище торгового мореплавания для подготовки шкиперов, штурманов и судостроителей.

До Воронцова в крае было всего 4 гимназии. С прозорливостью умного политика русский генерал-губернатор открывает целую сеть училищ именно в недавно присоединенных к России бессарабских землях: Кишиневе, Измаиле, Килие, Бендерах, Бельцах. При симферопольской гимназии начинает действовать татарское отделение, в Одессе — еврейское училище. Для воспитания и образования детей небогатых дворян и высшего купечества в 1833 году было получено Высочайшее соизволение на открытие института для девушек в Керчи.

Свой посильный вклад в начинания графа вносила и его супруга. Под патронажем Елизаветы Ксаверьевны в Одессе был создан Дом призрения сирот и училище для глухонемых девочек.

Вся практическая деятельность Воронцова, его забота о завтрашнем дне края сочетались в нем с личным интересом к его историческому прошлому. Ведь легендарная Таврида впитала в себя едва ли не всю историю человечества. Генерал-губернатор регулярно организует экспедиции для изучения Новороссии, описания сохранившихся памятников древности, раскопок.

В 1839 году в Одессе Воронцовым было учреждено Общество истории и древностей, которое расположилось в его доме. Личным вкладом графа в начавшее пополняться хранилище древностей при Обществе стала коллекция ваз и сосудов из Помпеи.

Дворец графа Воронцова в Одессе. Литография XIX века


В результате горячей заинтересованности Воронцова, по мнению специалистов, «весь Новороссийский край, Крым и отчасти Бессарабия в четверть века, а труднодоступный Кавказ в девять лет были исследованы, описаны, иллюстрированы гораздо точнее и подробнее многих внутренних составных частей пространнейшей России».

Карло Боссоли, Одесса


Все, что касалось исследовательской деятельности, делалось фундаментально: множество книг, связанных с путешествиями, описаниями флоры и фауны, с археологическими и этнографическими находками, издавались, как свидетельствовали хорошо знавшие Воронцова люди, «при безотказном содействии просвещенного правителя».

Картина М.Н. Воробьева. Воронцовский дворец в Одессе


Секрет необыкновенно результативной деятельности Воронцова заключался не только в его государственном складе ума и необыкновенной образованности. Он безукоризненно владел тем, что мы сейчас называем умением «собрать команду». Знатоки, энтузиасты, умельцы в жажде привлечь к своим идеям внимание высокого лица, не обивали графского порога. «Он сам их отыскивал, — вспоминал один свидетель «новороссийского бума», —знакомился, приближал к себе и в случае возможности приглашал на совместную службу Отечеству».Сто пятьдесят лет тому назад это слово имело конкретный, возвышающий душу смысл, подвигавший людей на многое…

На склоне лет Воронцов, диктовавший свои записки по-французски, отнесет свой семейный союз к разряду счастливых. Видимо, он был прав, не желая вдаваться в подробности далеко не безоблачного, особенно поначалу, супружества длиной в 36 лет. Лиза, как звал супругу Воронцов, не единожды испытывала терпение мужа. «Со врожденным польским легкомыслием и кокетством желала она нравиться, — писал Ф.Ф. Вигель, — и никто лучше ее в том не успевал». А теперь сделаем краткий экскурс в далекий 1823 год.

Михаил Семенович Воронцов

Гравюра неизвестного немецкого художника, 1845-1852 (Из коллекции Леонида Рабиновича, публикуется впервые)


Елизавета Ксаверьевна Воронцова,Пётр Фёдорович Соколов


…Инициатива перевода Пушкина из Кишинева в Одессу к только что назначенному генерал-губернатору Новороссийского края принадлежала друзьям Александра Сергеевича — Вяземскому и Тургеневу. Они знали, чего добивались для опального поэта, будучи уверенными в том, что он не будет обойден заботой и вниманием.

Поначалу так и было. При первой же встрече с поэтом в конце июля Воронцов принял поэта «очень ласково». Но в начале сентября из Белой церкви вернулась жена. Елизавета Ксаверьевна была на последних месяцах беременности. Не лучший, конечно, момент для знакомства, но даже та, первая встреча с ней не прошла для Пушкина бесследно. Под росчерком пера поэта ее образ, хоть и эпизодически, но возникает на полях рукописей. Правда, потом как-то… исчезает, ведь тогда в сердце поэта царила красавица Амалия Ризнич.

Пушкин в Одессе. Галущенко Владимир Викторович


Заметим, Воронцов с полной благожелательностью открыл Пушкину двери своего дома. Поэт каждый день здесь бывает и обедает, пользуется книгами графской библиотеки. Бесспорно, Воронцов осознавал — перед ним не мелкий канцелярист, да еще на плохом счету у правительства, а входящий в славу большой поэт.

Воронцовский дворец в Одессе


Старый театр в Одессе


Но проходит месяц за месяцем. Пушкин в театре, на балах, маскарадах видит недавно родившую Воронцову — оживленную, нарядную. Он пленен. Он влюблен.

Истинное отношение Елизаветы Ксаверьевны к Пушкину, видимо, навсегда останется тайной. Но в одном сомневаться не приходится: ей, как отмечалось, было «славно иметь у ног своих знаменитого поэта».

А.С.Пушкин, Константин Андреевич Сомов


Ну а что же всесильный губернатор? Он пусть и привык к тому, что супруга вечно окружена поклонниками, но пылкость поэта, видимо, переходила известные границы. И, как писали свидетели, «нельзя было графу не заметить его чувств». Более раздражение Воронцова усиливал и тот факт, что Пушкина как будто и не волновало, что по поводу них думает сам губернатор.

Обратимся к свидетельству очевидца тех событий, Ф.Ф. Вигеля: «Пушкин водворился в гостиной жены его и всегда встречал его сухими поклонами, на которые, впрочем, тот никогда не отвечал».

Имел ли Воронцов право как мужчина, семьянин раздражаться и искать способы прекратить волокитство слишком осмелевшего поклонника?

«Он не унизился до ревности, но ему казалось, что ссыльный канцелярский чиновник дерзает подымать глаза на ту, которая носит его имя», — писал Ф.Ф. Вигель.


И все же, видимо, именно ревность заставила Воронцова отправить Пушкина вместе с другими мелкими чиновниками в так оскорбившую поэта экспедицию по истреблению саранчи. То, как тяжело Воронцов переживал неверность жены, мы знаем опять же из первых рук. Когда Вигель, как и Пушкин, служивший при генерал-губернаторе, попробовал заступиться за поэта, тот ответил ему: «Любезный Ф.Ф., если вы хотите, чтобы мы остались в приязненных отношениях, не упоминайте мне никогда об этом мерзавце». Сказано более чем резко!

Вернувшийся «с саранчи» раздраженный поэт написал прошение об отставке, надеясь, что, получив ее, по-прежнему будет жить рядом с любимой женщиной. Его роман в разгаре.



Роман с Воронцовой подвиг Пушкина на создание ряда поэтических шедевров. Елизавете Ксаверьевне они принесли не утихающий интерес нескольких поколений людей, видевших в ней Музу гения, едва ли не божество.

А самому Воронцову, надолго, видимо, обретшему сомнительную славу гонителя величайшего русского поэта, в апреле 1825 года очаровательная Элиза родила девочку, настоящим отцом которой являлся… Пушкин.

«Это гипотеза, — писала одна из самых влиятельных исследователей творчества Пушкина Татьяна Цявловская, — но гипотеза крепнет, когда ее поддерживают факты иной категории».


К этим фактам, в частности, относится свидетельство правнучки Пушкина — Натальи Сергеевны Шепелевой, утверждавшей, что известие о том, что у Александра Сергеевича был ребенок от Воронцовой, идет от Натальи Николаевны, которой в этом признался сам поэт.

Младшая дочь Воронцовых внешне резко отличалась от остальных членов семьи. «Среди блондинов-родителей и других детей — она единственная была темноволоса», — читаем у Цявловской. Свидетельством этому может служить портрет юной графини, благополучно до-шедший до наших дней. Неизвестный художник запечатлел Сонечку в пору пленительно расцветающей женственности, полную чистоты и неведения. Косвенное подтверждение тому, что круглолицая с пухлыми губами девочка — дочь поэта, находили и в том, что в «Мемуарах кн. М.С. Воронцова за 1819 — 1833 годы» Михаилом Семеновичем упомянуты все его дети, кроме Софьи. В дальнейшем, правда, не найти было и намека на отсутствие отцовского чувства графа к младшей дочери.

Николай I назначил его наместником Кавказа и главнокомандующим кавказскими войсками, оставив за ним и новороссийское генерал-губернаторство.


Следующие девять лет жизни, практически до самой смерти, Воронцов — в военных походах и в трудах по укреплению русских крепостей и боеготовности армии, а вместе с тем в небезуспешных попытках построить мирную жизнь для мирных людей. Почерк его подвижнической деятельности узнается сразу — он только что приехал, его резиденция в Тифлисе крайне проста и непритязательна, но здесь уже положено начало городской нумизматической коллекции, в 1850 году образовывается Закавказское общество сельского хозяйства. Первое восхождение на Арарат также было организовано Воронцовым. И конечно, снова хлопоты по открытию школ — в Тифлисе, Кутаиси, Ереване, Ставрополе с последующим их объединением в систему отдельного Кавказского учебного округа.


По мнению Воронцова, российское присутствие на Кавказе не только не должно подавлять самобытность населяющих его народов, оно просто обязано считаться и приспосабливаться к исторически сложившимся традициям края, потребностям, характеру жителей. Именно поэтому в первые же годы своего пребывания на Кавказе Воронцов дает «добро» на учреждение мусульманского училища. Путь к миру на Кавказе он видел в первую очередь в веротерпимости и писал Николаю I: «То, как мусульмане мыслят и относятся к нам, зависит от нашего отношения к их вере…» В «замирение» края с помощью одной лишь военной силы он не верил.

Именно в военной политике российского правительства на Кавказе Воронцов видел немалые просчеты. По его переписке с Ермоловым, столько лет усмирявшим воинствующих горцев, видно, что боевые друзья сходятся в одном: правительство, увлекшись делами европейскими, мало обращало внимание на Кавказ. Отсюда застарелые проблемы, порожденные негибкой политикой, да к тому же пренебрежением к мнению людей, хорошо знавших этот край и его законы.


Елизавета Ксаверьевна неотлучно находилась при муже во всех местах службы, а иногда даже сопровождала его в инспекционных поездках. С заметным удовольствием сообщал Воронцов Ермолову летом 1849 года: «В Дагестане она имела удовольствие идти два или три раза с пехотою на военном положении, но, к большому ее сожалению, неприятель не показывался. Мы были с нею на славном Гилеринском спуске, откуда виден почти весь Дагестан и где, по общему здесь преданию, ты плюнул на этот ужасный и проклятый край и сказал, что оный не стоит кровинки одного солдата; жаль, что после тебя некоторые начальники имели совершенно противные мнения».

По этому письму видно, что с годами супруги сблизились. Молодые страсти поутихли, сделались воспоминанием. Возможно, сближение это произошло еще и по причине их печальной родительской судьбы: из шестерых детей Воронцовых четверо умерли очень рано. Но и те двое, став взрослыми, давали отцу с матерью пищу для не очень радостных размышлений.

Дочь Софья, выйдя замуж, семейного счастья не обрела — супруги, не имея детей, жили порознь. Сын Семен, про которого говорили, что «он никакими талантами не отличался и ничем не напоминал своего родителя», тоже был бездетен. И впоследствии с его смертью род Воронцовых угас.


Накануне своего 70-летия Михаил Семенович попросил об отставке. Просьба его была удовлетворена. Чувствовал он себя очень скверно, хотя тщательно это скрывал. «Без дела» он прожил меньше года. За его спиной осталось пять десятков лет службы России не за страх, а за совесть. В высшем воинском звании России — фельдмаршальском — Михаил Семенович Воронцов скончался 6 ноября 1856 года.

На долгие годы сохранились среди солдат в русских войсках на Кавказе рассказы о простоте и доступности верховного наместника. После смерти князя там возникла поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер

Портрет Воронцова располагается в первом ряду знаменитой «Военной галереи» Зимнего дворца, посвященной героям войны 1812 года. Бронзовую фигуру фельдмаршала можно видеть среди выдающихся деятелей, помещенных на памятнике «Тысячелетие России» в Новгороде. Его имя значится и на мраморных досках Георгиевского зала Московского Кремля в священном списке верных сынов Отечества. А вот могила Михаила Семеновича Воронцова была взорвана вместе с Одесским кафедральным собором в первые годы советской власти...

Сегодня я начну рассказывать о человеке, которого я уважаю и можно таки сказать, просто обожаю, о Михаиле Семёновиче Воронцове.

Настоятельно рекомендую посетить журнал уважаемой Катерины ака catherine_catty , там по тэгу , есть много чего интересного.
Катюша, исправляй меня если, что, а то я еще не совсем отошла от своего крутого пике и мозги у меня плоховато варят:о(

Граф Михаил Воронцов родился 18 (29) мая 1782 года в Санкт-Петербурге, его родителями были:
Семён Романович Воронцов,(1744—1832) — российский политический деятель и дипломат. Брат известной княгини Е. Р. Дашковой, канцлера А. Р. Воронцова и Е. Р. Воронцовой, фаворитки императора Петра III.Был послом в Италии, генерал от инфантерии с 10 ноября 1796 года. В 1784 российский посол в Лондоне.

Воронцов Семен Романович. Автор Вуаль Жан Луи. 1774.

И Екатерина Алексеевна (1761-25 августа 1784)-фрейлина, дочь адмирала А. Н. Сенявина.

Художник Д. Г. Левицкий, 1783 год

Маленький Миша, был крестником императрицы Екатерины II.


Вот ведь судьба закручивает,на той церемонии крещения никто не знал, что в будущем судьба этого малыша будет тесно связана с городом, которого еще не было. Что его крестная, подпишет указ об основании этого города через 12 лет. И не мальчик, а муж, так много сделает для него!

В следующем году у пары родилась дочь Екатерина. Графиня Екатерина Алексеевна сама кормила детей, что ставилось её родными в пример другим, зато, поглощённая уходом за детьми, она пренебрегала собственным здоровьем. Граф Семён Романович писал отцу: "Жена моя, по своей горячности к сыну, все ночи не спит, я опасаюсь, чтоб и она не занемогла, как во время оспы Мишинкиной… Разлуку с сыном она никак не выдержит, ибо с той поры, что его имеет, на час с ним разлучится не может, никуда для того не ездит, а когда бывает у родных, то его с кормилицей и нянькой с собой таскает; держит его подле себя, и как его горница от нашей через один только покой, то ночью встаёт неоднократно, чтоб его видеть. Одним словом, сей ребёнок делает всё её счастье и всю утеху…"


Графиня Е.А.Воронцова, видоизмененная копия с оригинала Левицкого.

Назначенный в конце 1783 года на вновь учреждённое место посланником в Венецию, граф Семён Романович уехал с женою и детьми в Италию. Обстановка, в которой пришлось им жить по приезде в Венецию, где они поселились в доме, имевшим "только одни стены, без двойных рам в окнах и труб в комнатах", при сильных холодах зимой 1783-1784 года ("так что каналы замерзали") и полное отсутствие комфорта не могли не отозваться пагубно на слабом здоровье графини: здесь она почувствовала первые приступы рокового недуга - чахотки. Жизнь в Венеции была дорогая, денег не хватало, неблагоприятный климат, болезнь жены. Всё это заставляло Воронцова писать письма в Петербург с просьбой отозвать его из Италии. Поэтому Воронцовы с радостью узнали о предстоящем переводе графа Семёна Романовича посланником в Англию и начали готовиться к переезду в Лондон. Но болезнь Екатерины Алексеевны делала быстрые шаги, и в июне 1784 года её положение было очень серьёзным. 25 августа 1784 года графиня Воронцова скончалась. Тело графини Воронцовой было положено в свинцовый гроб и предано земле в Венеции, в Греческой церкви св. Георгия, у левого клироса.
Церковь Сан-Джорджо деи Гречи.

Внутреннее убранство Сан-Джорджо деи Гречи.

На месте последнего упокоения графини Екатерины Алексеевны, в Венеции, Воронцов положил капитал на вечное проведение ежегодной панихиды в день её смерти.

Семён Романович был назначен российским послом в Великобритании. В Лондон Семен Романович приехал 22 мая (2 июня) 1785 года. С этого времени Англия стала для Миши страной его детства и юности, а для Кати — новой родиной.

Воронцов М.С. 1780-е. Неизвестный художник.

Вскоре по просьбе короля и королевы Англии Миша и Катя были им представлены. «Их величества, — писал Семен Романович, — остались довольны детьми моими и вчера отзывались мне о них с большою похвалою. Они находят, что Катенька миловиднее и забавнее, но что у Мишеньки более кроткое и интересное выражение лица: это совершенно верно, потому что действительно ребенок этот имеет в себе нечто, выказывающее доброту и разумность, что и делает его очень интересным».
Семен Романович решил наилучшим образом подготовить сына к служению на благо отечества, а дочь — к достойному исполнению обязанностей хозяйки дома. Он сам руководил их воспитанием и образованием. В первую очередь он позаботился, чтобы Миша и Катя владели родным языком и хорошо знали русскую литературу и историю. И в отличие от многих своих сверстников, которые предпочитали общаться по-французски, Миша говорил свободно не только по-французски и по-английски, но и по-русски.


Воронцов М.С. и Воронцова Е.С. (брат и сестра) 1786. Гравюра Уотсона по оригиналу Косвея.

В учебную программу Михаила входило изучение и классических языков — греческого и латыни. И много-много лет спустя, на склоне своего жизненного пути, Михаил Семенович любил читать в подлиннике Тита Ливия, Тацита, Юлия Цезаря, помнил наизусть стихи Горация и Вергилия.
В расписании занятий Михаила были математика, изучению которой отец придавал особое значение, естественные науки, архитектура, другие виды искусства. Михаил научился владеть разным оружием, стал неплохим наездником. Для расширения кругозора сына Семен Романович водил его на заседания парламента и светские собрания, осматривал с ним промышленные предприятия, бывали они и на русских военных кораблях, бросавших якорь в английских гаванях.


Людвиг Гуттенбрунн. Портрет графа Семена Романовича Воронцова с детьми. 1791.

Семен Романович считал, что России не избежать революции, подобной той, какая произошла во Франции. Он писал Александру Романовичу, что это будет «война не на жизнь, а на смерть между теми, которые ничего не имеют, и владельцами собственности, а так как последних гораздо меньше, то, в конце концов, они погибнут». Мы революцию не увидим, но Михаил увидит, «а поэтому я решил обучить его какому-нибудь ремеслу, слесарному или столярному, чтобы, когда его крепостные скажут ему, что они его больше не хотят знать, а земли его разделят между собой, он мог зарабатывать себе на жизнь честным трудом и иметь возможность сделаться одним из членов будущего пензенского или дмитровского муниципалитета».

Как и многие мальчики, Михаил с удовольствием отвлекался от учебы и чтения книг на верховую езду и шахматы. Немалых успехов добился в игре на альте. Но настоящий восторг вызывали у него прогулки по морю на небольшой яхте. В любую погоду отправлялся он в плавание в одиночку или в компании простых рыбаков.
В гостях у русского посла бывали известные политические деятели, ученые, представители мира искусств Англии. Михаил присутствовал при беседах отца с гостями и узнавал немало интересного. С особым радушием принимали в доме посланцев далекой России.
В 1790 году в доме Семена Романовича гостил молодой Николай Михайлович Карамзин,

Результатом общения Карамзина с восьмилетним Мишей стало сочиненное им стихотворение «Мишеньке». Заканчивается оно такими словами:
В тот день, как ты родился,
Природа улыбалась:
Твоя душа любезна,
Подобно сей улыбке
Прекрасныя Природы,
Цвети, любезный отрок!
Люби добро всем сердцем,
Ты будешь щастлив в жизни;
Она подобна будет
Приятнейшей улыбке
Прекрасный Природы.
По обычаям того времени, когда Мише не исполнилось и четырех лет, он был зачислен на военную службу бомбардир-капралом в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1786 году он уже был прапорщиком этого полка. При содействии А. А. Безбородко шестнадцатилетний Михаил Воронцов был переведен из прапорщиков в камергеры, минуя звание камер-юнкера. Таким образом, вместо военного чина юноша получил высокий придворный чин. При этом исполнение камергерских обязанностей при дворе императора было заменено ему службой в канцелярии посольства. А так как к тому времени у Семена Романовича ухудшилось зрение, то Михаил, который и прежде читал ему газеты и книги, стал писать под его диктовку письма и дипломатические донесения. Последнее в значительной степени расширило его кругозор и способствовало знакомству с международной политикой.

Получилось многовато слов, посему на сегодня прервусь и продолжение следует.

При написании поста использовалась книги:
Вячеслав Удовик "ВОРОНЦОВ".
Воронцовы. Их жизнь и общественная деятельность - В В Огарков.
Генерал-фельдмаршал светлейший князь М.С. Воронцов. Рыцарь Российской империи.О.Ю.Захарова.

Михаил Семенович Воронцов

Воронцов М.С. Литография А.Мюнстера
с литографии Ф.Ентцена по рисунку Генсена
с оригинала Ф.Крюгера. 1850-е годы С.-Петербург.

ВоронцовМихаил Семенович (1782-1856), крупный военный и государственный деятель, генерал-губернатор Новороссийского края и Бессарабии (с 1823), наместник на Кавказе (с 1844), светлейший князь (с 1852), генерал-фельдмаршал (с 1856). Детство и юность провел в Англии, где его отец, граф С.Р. Воронцов (кат. № 13), прожил более 40 лет. Получив в Англии воспитание и образование, достойное юного английского лорда, Воронцов в 1801 вернулся в Россию, чтобы поступить на службу. С 1802 принимал участие в русско-турецких и русско-французских войнах, в 1812 командовал дивизией в армии Багратиона, был ранен в Бородинской битве. С 1815 но 1818 командовал оккупационным корпусом во Франции, где познакомился с графиней Е.К. Браницкой, свадьба с которой состоялась 20 апреля 1819 в Париже. Прожив еще некоторое время во Франции, молодожены отправились в Англию навестить отца и сестру Воронцова, леди Пембрук. В 1823 М.С. Воронцов, возвратившись в Россию, с присущими ему энергией и знаниями приступил к исполнению обязанностей генерал-губернатора Новороссийского края и наместника Бессарабии. Его умелая административная деятельность способствовала процветанию края, развитию внешней торговли на юге России и началу пароходства на Черном море.

Другие биографические материалы:

Данилов А.А. Военачальник и государственный деятель (Данилов А.А. История России IX - XIX веков. Справочные материалы. М., 1997 ).

Залесский К.А. Участник войн против Наполеона (Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003 ).

Черейский Л.А. Полу-милорд, полу-купец (Л.А. Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999 ).

Краснобаев Б.И. Ум, образование, известный либерализм выделяли его из рядов царских администраторов (Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. - М.: Советская энциклопедия. 1973-1982. Том 3. ВАШИНГТОН - ВЯЧКО. 1963 ).

Воронцов и Пушкин (Пушкин А.С. Сочинения в 5 т. М., ИД Синергия, 1999 ).

Ковалевский Н.Ф. Пушкин был несправедлив (Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 ).

Царедворец и карьерист (Советская военная энциклопедия в 8-ми томах ).

Светлейший князь (Большая энциклопедия русского народа ).

Воронцовский дворец. Фрагмент северного фасада, выполненного в английском стиле (Алупка, Крым)

Далее читайте:

Воронцовы - дворянский род (генеалогическая таблица)

Воронцов Александр Романович (1741-1805), государственный деятель, дипломат.

Воронцов Михаил Илларионович (1714-1767), дипломат, граф. государственный канцлер

Воронцов Роман Илларионович (1707-1783), граф, генерал-аншеф.

Воронцов Семен Михайлович (1823-1882), светлейший князь, сын Михаила Семеновича.

Воронцов Семен Романович (1744 - 1832), граф.

Воронцова Анна Карловна (1722-1775), графиня.

Воронцова Елизавета Ксаверьевна (1792-1880), графиня, жена Михаила Семеновича.

Воронцова Елизавета Романовна (1739-1792), графиня, фрейлина.

Воронцова Марья Артемьевна (1725-1792), графиня.

Дашкова (урожденная Воронцова) Екатерина Романовна (1743 или 1744 - 1810), общественный и культурный деятель.

Россия в XIX веке (хронологическая таблица)

Франция в XIX веке (хронологическая таблица)

Василий Огарков. "К Рюрику восходящий род" , "Роман-газета" № 17, 2005.

Воронцовский дворец. Фрагмент южного фасада, выполненного в мавританском стиле (Алупка, Крым)

Сочинения:

Выписки из дневника с 1845 по 1854. Спб., 1902.

Литература:

Архив князя Воронцова. -М..1870- 1895. Т. 1 - 40. Воронцов М.С. Выписки из дневника светлейшего князя М.С. Воронцова, 1845 - 1854 гг. // Старина и новизна. - СПб., 1902. - КН.5.-С.74-118.

Георгиевские кавалеры: Сборник в 4 т. Т. 1: 1769 - 1850 / Сост. А.В. Шишов. - М.: Патриот, 1993. - С. 219- 224.

Глинка В.М. М.С. Воронцов // Глинка В.М. Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца. - Л.: Лениздат, 1988. -С. 136-147.

Дондуков-Корсаков А.М. Князь М.С. Воронцов: Воспоминания. - СПб.: тип. М. Стасюлевича, 1902. - 36 с.

Открытие памятника в Тифлисе светлейшему князю Михаилу Семеновичу Воронцову 25 марта 1867 г. -Тифлис, 1867. -51 с.: ил.

Полководцы, военачальники и военные деятели России в "Военной энциклопедии" Сытина. Т. 1 / Авт.-сост. В.М. Лурье, В.В. Ященко. - СПб.: "Экополис и культура", 1995. - С. 283- 286.

Ушаков С.И. Деяния российских полководцев и генералов, ознаменовавших себя в достопамятную войну 1812, 1813, 1814 и 1815 годов. Ч. 4.-СПб.: тип. К. Крайя, 1822. -С. 51-55.

Щербинин М.П. Биография генерал-фельдмаршала князя Михаила Семеновича Воронцова. - СПб.: тип. Э. Веймара, 1858. - 354 с.: ил„ портр.

Светлейший князь Воронцов Михаил Семенович – известный государственный деятель, генерал-адъютант, генерал-фельдмаршал, светлейший князь (с 1845 года); бессарабский и новороссийский генерал-губернатор; член Петербургской научной Академии. Способствовал строительству Одессы и развивал край в хозяйственном плане.

Родители будущего фельдмаршала – Семен Романович и Екатерина Алексеевна (дочь адмирала Сенявина А.Н.) поженились в 1781 году. 29 мая 1782 у них появился сын Михаил, а спустя год дочь Екатерина. Но семейное счастье четы Воронцовых длилось недолго. Екатерина Алексеевна умерла в августе 1784 года после болезни. Она была похоронена в Венеции, в Греческой церкви св. Георгия. Семен Романович никогда больше не женился и перенес всю свою нерастраченную любовь на дочь и сына. В мае 1785 года Воронцов С. Р. переехал в Лондон по работе. Он занимал должность полномочного министра, то есть был послом в Англии от России. Так что Великобритания стала для маленького Михаила вторым домом.

Семен Романович тщательно следил за обучением и воспитанием сына. Он старался максимально эффективно подготовить его к служению родине. Отец мальчика был убежден, что самое главное – это хорошее владение родным языком и знание русской истории и литературы. Будущий граф Воронцов сильно отличался от сверстников. Они предпочитали говорить на французском, а Михаил, хоть и хорошо владел этим языком (а также латынью, греческим и английским), предпочитал все же русский.

В расписании занятий мальчика были музыка, архитектура, фортификация, естественные науки, математика. Он научился ездить верхом и неплохо владел различными видами оружия. Для расширения кругозора мальчика Семен Романович брал его с собой на светские собрания и заседания парламента. Также младший и старший Воронцовы осматривали промышленные предприятия и бывали на русских кораблях, которые заходили в английские гавани.

Семен Романович был уверен, что крепостное право скоро падет, и помещичьи земли достанутся крестьянам. И чтобы его сын мог себя прокормить и участвовать в создании будущего политического курса России, он хорошо обучил его ремеслу.

В 1798 году граф Воронцов-младший получил звание камергера. Оно было присвоено ему Павлом I. Надо сказать, что к своему совершеннолетию Михаил был полностью готов к службе на благо родины. Он был великолепно воспитан и образован. Также у него сложились определенные взгляды на то, по какому пути должна идти Россия. Служение отечеству стало для него священным долгом. Но, зная тяжелый характер Павла I, Семен Романович не спешил отправлять сына на родину.

В марте 1801 года императором стал Александр I, а уже в мае Воронцов-младший прибыл в Петербург. Здесь он познакомился с членами литературного кружка, сблизился с солдатами Преображенского полка и решил сделать карьеру военного. В то время имеющийся у Михаила чин камергера приравнивался к званию генерала-майора, но Воронцов не стал пользоваться этой привилегией. Его зачислили в Преображенский полк обычным поручиком.

Однако графу быстро надоели дежурства при дворе, муштра и плац-парады. В 1803 году он поехал в Закавказье как волонтер, чтобы попасть в войско князя Цицианова. Здесь молодой граф Воронцов довольно быстро стал правой рукой командира. Но он не отсиживался в штабе, а активно участвовал в сражениях. Поэтому не удивительно, что на его плечах появились эполеты капитана, а на груди три ордена: св. Георгия (4 степень), св. Владимира и св. Анны (3 степень).

В 1805-1807 годах граф Воронцов участвовал в сражениях с Наполеоном, а в 1809-1811 годах воевал с турками. Михаил, как и прежде, стоял в первых рядах атакующих и устремлялся в самую гущу сражений. Его вновь повысили в звании и наградили орденами.

Отечественную войну 1812 года Михаил встретил, будучи командиром сводной гренадерской дивизии. Она активно участвовала в защите Шевардинского редута и Семеновских флешей. Первый удар французов как раз и пришелся на дивизию Воронцова. Она была атакована сразу 5-6 отрядами противника. А после атаки на нее обрушился огонь двухсот французских орудий. Гренадеры понесли огромные потери, но не отступили. Сам Михаил повел один из своих батальонов в штыковую атаку и был ранен.

При входе в Военную галерею Зимнего дворца висит картина немецкого баталиста Петера фон Гесса «Бородинское сражение», изображающая самый напряженный момент боя. В центре картины, на ее переднем плане, раненый генерал П.И.Багратион отдает последние распоряжения. А левее, на телеге, везут раненого в ногу командира дивизии генерала М.С.Воронцова.

Петер фон Гесс «Бородинское сражение»

В московский дворец графа Воронцова приехало несколько сотен подвод для вывоза семейного имущества и богатств, накопленных веками. Тем не менее Михаил Семенович отдал приказ взять на подводы не имущество, а 450 военных.

После выздоровления Воронцов сразу отправился с русской армией в заграничный поход. Под Краоном его дивизия успешно противостояла французам, которых возглавлял сам Наполеон. За это сражение Михаилу Семеновичу вручили орден св. Георгия.

После окончательного поражения Франции армии стран-победительниц остались на ее территории. Русский оккупационный корпус возглавлял Воронцов, и он установил собственные порядки. Граф составил свод правил, которым должны были следовать его солдаты и офицеры. Основной мыслью нового устава был отказ старших по званию от принижения человеческого достоинства низших чинов. Также Михаил Семенович первым в истории отменил телесное наказание.

По некоторым данным, Михаил Семенович, будучи на посту командира оккупационного корпуса, был вынужден продать полученное по наследству имение, чтобы расплатиться полностью с французскими кредиторами за кутежи офицеров и гусар, которые, как правило, кутили в долг. По имеющимся сведениям, общая сумма «пирования» русской армии во Франции в 1814-1818 годах составила более полутора миллионов рублей.

В апреле 1819 года Михаил Семенович вступил в брак с Браницкой Елизаветой Ксаверьевной. Торжество прошло в Парижском православном соборе. Мария Федоровна (императрица) положительно отзывалась о графине. Она считала, что в Елизавете Ксаверьевне прекрасно сочетаются ум, красота и выдающийся характер. «36 лет брака сделали меня очень счастливым» — именно такое заявление сделал в конце жизни граф Воронцов. Семья военачальника состояла из жены и шестерых детей. К сожалению, четверо из них скончались в раннем возрасте.

В Петербурге не очень хорошо отнеслись к армейским нововведениям Воронцова. Там считали, что новым сводом граф подрывает дисциплину, поэтому по прибытию на родину корпус Михаила Семеновича распустили. Граф сразу подал в отставку. Но Александр I ее не принял и назначил его командующим 3-м корпусом. Воронцов затягивал с принятием корпуса до последнего.

Его неопределенное положение завершилось в мае 1823 года, когда графа назначили генерал-губернатором Новороссийского края и наместником Бессарабии. Несколько служивших с ним ранее офицеров ушли со службы, чтобы попасть к Воронцову в команду. За короткое время Михаил Семенович собрал вокруг себя много деловитых, энергичных и талантливых помощников. Было среди них немало и англичан — например, инженер Дж.Уптон, строивший и .

Наполовину девственный Новороссийский край ждал лишь искусной руки для развития в нем земледельческой и промышленной деятельности. Воронцов участвовал во всех сферах жизни, вверенных ему территорий. Он заказывал из-за границы саженцы деревьев и лозы редких сортов винограда, выращивал их в собственных питомниках и бесплатно раздавал желающим.

Когда степному югу понадобилось топливо для приготовления пищи и обогрева жилищ, Михаил Семенович организовал поиски, а потом и добычу каменного угля. В своем имении Воронцов построил пароход, а спустя несколько лет открыл несколько верфей в южных портах. Производство новых судов позволило наладить хорошую связь между портами Азовского и Черного морей.

Воронцову обязаны: Одесса — небывалым дотоле расширением своего торгового значения и увеличением благосостояния; Крым — развитием и усовершенствованием виноделия, устройством великолепного Воронцовского дворца в Алупке и превосходного шоссе, окаймляющего южный берег полуострова, разведением и умножением разных видов хлебных и других полезных растений, равно как и первыми опытами лесоводства. По его почину учреждено в Одессе Общество сельского хозяйства Южной России, в трудах которого сам Воронцов принимал деятельное участие. Многим обязана ему и одна из важнейших отраслей новороссийской промышленности — разведение тонкорунных овец, которых он привез с Запада на собственные деньги.

Достаточно времени генерал-губернатор уделял вопросам культуры и просвещения. Были учреждены несколько газет, на страницах которых периодически печатались фото графа Воронцова и результаты его деятельности. Стали выходить многостраничные «Одесские альманахи» и «Новороссийский календарь». Учебные заведения открывались на регулярной основе, появилась первая публичная библиотека и т. п. Одесское собрание книг Воронцова по воле наследников было передано местному университету.

За то время, когда Михаил Семенович руководил Новороссийским краем, он, по признанию современников, оставил своей «блистательной по благотворным успехам» деятельностью неизгладимый след в истории Одессы, края и всей страны. Не случайно на памятнике «Тысячелетие России», воздвигнутом в 1862 году в Новгороде, Воронцов запечатлен среди 26 фигур «государственных людей» рядом с императором Николаем I.

Памятник «Тысячелетие России». Фрагмент. Слева направо: Алескандр I, Михаил Сперанский, Михаил Воронцов, Николай I

Во время губернаторства графа Воронцова в Кишиневе, а затем на его глазах в Одессе находился в ссылке Александр Сергеевич Пушкин. Отношения с Воронцовым у него сразу не заладились; губернатор рассматривал ссыльного поэта прежде всего как чиновника, давал ему поручения, казавшиеся тому оскорбительными, главное же — его жена Елизавета Ксаверьевна завязала с Пушкиным поверхностный роман для прикрытия своих реальных любовных отношений, чем сильно подпортила Пушкину жизнь, так как граф стал объектом многочисленных едких, и не во всем справедливых эпиграмм Пушкина: «Сказали раз царю, что наконец…», «Полу-милорд, полу-купец…», «Певец Давид хоть ростом мал…», «Не знаю где, но не у нас…»; в них Пушкин высмеивает гордость, подобострастие (с его точки зрения) и англоманию губернатора.

Одесса была предметом особых забот генерал-губернатора. Здесь он продолжил дело своих знаменитых предшественников, посвятив городу немало времени и забот. Одесса растет, благоустраивается, процветает и принимает вид южной столицы России. Так, если в 1823 году в городе было около 32 тысяч жителей, то к 1845 году их число увеличилось почти вдвое. Количество домов превысило 3600, в городе насчитывалось 28 учебных и 10 богоугодных заведений, появились 54 фабрики и завода. Краса и гордость Одессы — Приморский бульвар — возведен по его распоряжению. Именно там он построил , окруженный садом, показав пример для подражания. Именно там по его инициативе был воздвигнут первый в Одессе работы И.П.Мартоса. Графу Воронцову принадлежит инициатива представления и утверждения императором Николаем I в августе 1828 года сметы генерального развития Одессы: строительства биржи и госпиталя, моста через Военную балку (), устройство дороги через Карантинную балку… Строительные работы в порту оценивались в 1,7 млн рублей.

Поражал и размах торговли. В 1844 году Одесса, превратившаяся в южные морские ворота империи, вышла на второе место по денежному обороту среди всех портов, уступив лишь Петербургу.

При Воронцове и его непосредственном участии основано пароходство на Чёрном море.

Успехи эти не случайны. Им не могли не способствовать замечательные личные качества графа, отмеченные многими современниками. Одним из них была способность найти и привлечь к делу разумных, усердных, порядочных людей. Именно усилиями его соратников во многих сферах деятельности, среди которых было немало военных, и Одесса, и край «были возбуждены к новому, уверенному и плодотворному движению вперед».

В 1828 году совместно с двенадцатью единомышленниками он открыл в Одессе Общество сельского хозяйства юга России и стал его пожизненным президентом. Его усилиями были обеспечены правительственные субсидии обществу, позволившие успешно развивать овцеводство, виноделие, садоводство и лесоводство в крае.

С 1839 года ведёт свою историю Одесское общество истории и древностей. Одним из его создателей и признанным почётным президентом был М.С. Воронцов. Благодаря его ходатайству обществу была оказана значительная государственная помощь и обеспечен ряд преимуществ в деятельности. Михаил Семёнович был одним из инициаторов создания первого в Одессе музея древностей, открытого 9 августа 1825 года. Впечатляют личные дарения музею графа М.С. Воронцова: это и замечательное собрание древних ваз из Помпеи, присланное им из Италии в 1844 году, и коллекция редчайших монет, присланная в 1847 году из Тифлиса.

Среди множества забот генерал-губернатора, пожалуй, особое место занимает развитие системы образования. В Одессе были учреждены училища восточных языков, еврейское и для воспитания глухонемых детей; пересмотрен и заметно расширен устав Института благородных девиц; по новому преобразован Ришельевский лицей. Этому в значительной степени способствовало учреждение в Одессе Высшего учебного управления для всего Новороссийского края. Был открыт Дом призрения сирот, в котором беспомощные младенцы и отроки «обретали родственный призор и сердобольное воспитание, и полезное образование».
Первые годы деятельности губернатора ознаменовались появлением в Одессе в 1828 году газеты «Одесский вестник» на двух языках — русском и французском, а с 1833 он выходит с приложением «Литературных листков».

Не менее важным событием в культурной жизни Одессы и всего края стало открытие в 1830 году городской публичной библиотеки. Именно граф Воронцов, чтобы «дать желающим умственную пищу», добился не только разрешения на её открытие, но и государственной поддержки, о которой говорилось в рескрипте императора Николая I от 13 сентября 1829 года. Примечательно, что библиотека в значительной мере поддерживалась за счёт щедрых книжных и денежных пожертвований. Одним из самых щедрых жертвователей был сам Михаил Семёнович. Так, перед отъездом на Кавказ в 1844 году он подарил библиотеке 368 томов редких и дорогих изданий.

20-30-е и первая половина 40-х годов XIX века — период правления М. С. Воронцова — специалисты счи­тают лучшей эпохой итальянской оперы в Одессе, запомнившейся известными исполнителя­ми: Марини, Грациани, Марикани, Карода. Вот оценка отношения Михаила Семёновича к театру, данная журналом «Век»: «Любитель театра, князь Воронцов, почти сам управляет театром».

В течение ряда лет под непосредственным и постоянным контролем графа М.С. Воронцова проводились начатые в 1829 году исследования целебных свойств Куяльницкого лимана. В 1834 году там была открыта лечебница, слава о которой прогремела далеко за пределами Новороссийского края.

Граф М.С. Воронцов на посту генерал-губернатора активно содействовал укреплению государственности в крае, всемерно поощрял становление православной церкви как основания нравственного и патриотического воспитания народа. При нём возводились и реставрировались православные храмы. Особое внима­ние он уделял расширению и украшению главного храма Одессы — . Приме­чательно, что на окончательно отстроенной колокольне собора главный колокол был отлит из 28-ми турецких пушек — трофеев кампании 1828-1829 годов, привезён­ных графом Воронцовым — героем решающих сражений и этой войны.

Серьёзным испытанием для города стала эпидемия чумы в 1829-м и 1837 го­ду. Благодаря мудрому и энергичному руководству, возглавляемому Михаилом Семёновичем, удалось довольно успешно справиться со страшной болезнью. Между этими двумя нашествиями чумы Одессу, как и большую часть России, потряс голод 1833 года. На плечи графа Воронцова легла тяжелейшая ноша — накормить более миллиона голодающих огромного края. Взвешенные, но быстрые и решительные действия генерал-губернатора позволили изыскать зерно не толь­ко для обеспечения населения хлебом, но и для посева. И здесь проявились лучшие человеческие качества четы Воронцовых, употребивших значительные личные средства на покупку зерна.

Благодаря грамотному управлению Воронцова, Бессарабия и Новороссия процветали. А на соседнем Кавказе ситуация ухудшалась с каждым днем. Смена военачальников не помогала. Имам Шамиль побеждал русских в любом сражении.

Николай I понимал, что на Кавказ нужно отправить человека, обладавшего хорошей военной тактикой и существенным опытом в гражданских делах. Михаил Семенович был идеальным кандидатом. Но графу исполнилось 63 года, и он часто болел. Поэтому на просьбу императора Воронцов отреагировал неуверенно, боясь не оправдать его надежд. Тем не менее он согласился и стал главнокомандующим на Кавказе.

План похода на укрепленный аул Дарго был разработан заранее в Петербурге. Граф должен был четко ему следовать. В итоге резиденция Шамиля была взята, но сам Имам ускользнул от российских войск, скрывшись в горах. Кавказский корпус понес огромные потери. После этого были новые сражения. Наиболее жаркие бои велись при завоевании крепостей Гергебиль и Салты.

Надо отметить, что Воронцов пришел на Кавказ не покорителем, а, скорее, миротворцем. Как командующий он был вынужден разрушать и воевать, а как наместник использовал любую возможность для проведения переговоров. По его мнению, России выгодней было бы не воевать с Кавказом, а назначить Шамиля князем Дагестана и платить ему жалованье.

В конце 1851 года граф Михаил Воронцов получил от Николая I рескрипт, где были перечислены все его заслуги за полвека военной службы. Все ожидали, что ему будет присвоено звание генерала-фельдмаршала. Но император ограничился титулом «светлейший». Такое несоответствие объяснялось тем, что граф своим неизменным либерализмом вызывал у Николая I подозрения.

После 70-летнего юбилея здоровье Михаила Семеновича пошло на спад. У него просто не было сил для выполнения собственных обязанностей. Он долго болел. В начале 1854 года он попросил шестимесячный отпуск, чтобы поправить здоровье. Проходившее за границей лечение не дало результатов. Так что в конце года граф Воронцов попросил у императора отстранить его от всех должностей в Бессарабии, в Новороссии и на Кавказе. Просьба Михаила Семеновича была удовлетворена.

В августе 1856 года в столице состоялась коронация Александра II. Граф Воронцов не смог на ней присутствовать, так как его мучила лихорадка. Михаила Семеновича навестили дома великие князья и торжественно вручили ему императорский рескрипт, согласно которому графу было присвоено высшее воинское звание и передан фельдмаршальский жезл, украшенный алмазами.

В новом звании Воронцов прожил немногим больше двух месяцев. Жена перевезла его в Одессу, где генерал-фельдмаршал и скончался 6 ноября 1856 года. Толпы жителей города всех возрастов, вероисповеданий и сословий вышли проводить своего генерал-губернатора в последний путь. Под ружейные и пушечные залпы тело князя Воронцова было захоронено в . Позже, в 1880 году, рядом с ним была похоронена его супруга Елизавета Ксаверьевна.

В 1863 году в Одессе на Соборной площади был установлен . Жители 56 губерний России — от западных до восточных границ — жертвовали на его сооружение. К середине 1862 года было собрано свыше 37 тысяч рублей, более 13 из которых дала Одесса. Вскоре памятник стал достопримечательностью города.

Удивительно, как этому памятнику удалось устоять в дни революционных преобразований. К примеру, памятник Воронцову в Тифлисе большевики разрушили в 1922 году. И не устоял — в 1936 году он был разрушен большевиками, могила генерал-губернатора осквернена, а прах Воронцовых просто выброшен на улицу. При этом металлическая капсула с прахом князя была вскрыта, а драгоценное оружие и ордена похищены. После этого горожане тайно перезахоронили останки Воронцовых на Слободском кладбище Одессы.

В 2005 году прах Воронцовых был перезахоронен в нижнем храме возрожденного .

Граф М. С. Воронцов был единственным государственным деятелем, которому на собранные по подписке средства возвели целых два памятника: в Тифлисе и Одессе. Два его портрета висят в Военной галерее Зимнего дворца. Также имя графа начертано на мраморной доске, находящейся в Георгиевском зале Кремля. И он достоин всего этого. Ведь Михаил Семенович был героем войны 1812 года, одним из самых образованных людей своего времени, военным и государственным деятелем, а также человеком достоинства и чести.

Одесса и одесситы чтят память о Михаиле Семёновиче Воронцове — человеке, с именем которого тесно связана история всего южного края и их славного города. Воронцовский маяк, Воронцовский переулок, Воронцовский дворец, опера «Михаил Воронцов» композитора А. Красотова, на либретто Р. Бродавко, поставленная в Одесском театре оперы и балета к 200-летию города, роман А.Сурилова «Фельдмаршал Воронцов», книги О. Захаровой «Генерал-фельдмаршал светлейший князь М.С. Воронцов. Рыцарь Российской империи», «Дворец М.С. Воронцова в Одессе» и, наконец, вышедшее в 2004 году в серии «Жизнь замечательных людей» жизнеописание генерал-фельдмаршала, генерал-адъютанта, светлейшего князя, Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, наместника на Кавказе, командующего Отдельным Кавказским корпусом Михаила Семеновича Воронцова — всё это каждодневно напоминает одесситам о Воронцове и заставляет каждого приехавшего в наш город интересоваться им.

«Дела и труды его так велики и разнообразны, что в лице его работал и подвизался не один человек, а некое собрание лиц – и все они преразумны и общеполезны, и все достойны уважения и любви»

—————————————————————————————