«дворянское гнездо» (с. а. малахов). Дворянское гнездо Тургенев дворянское гнездо краткое описание

Первым, как водится, весть о возвращении Лаврецкого принёс в дом Калитиных Гедеоновский. Мария Дмитриевна, вдова бывшего губернского прокурора, в свои пятьдесят лет сохранившая в чертах известную приятность, благоволит к нему, да и дом её из приятнейших в городе О... Зато Марфа Тимофеевна Пестова, семидесятилетняя сестра отца Марии Дмитриевны, не жалует Гедеоновского за склонность присочинять и болтливость. Да что взять - попович, хотя и статский советник.

Впрочем, Марфе Тимофеевне угодить вообще мудрено. Вот ведь не жалует она и Паншина - всеобщего любимца, завидного жениха, первого кавалера. Владимир Николаевич играет на фортепиано, сочиняет романсы на собственные же слова, неплохо рисует, декламирует. Он вполне светский человек, образован и ловок. Вообще же, он петербургский чиновник по особым поручениям, камер-юнкер, прибывший в О... с каким-то заданием. У Калитиных он бывает ради Лизы, девятнадцатилетней дочери Марии Дмитриевны. И, похоже, намерения его серьёзные. Но Марфа Тимофеевна уверена: не такого мужа стоит её любимица. Невысоко ставит Паншина и Лизин учитель музыки Христофор Федорович Лемм, немолодой, непривлекательный и не очень удачливый немец, тайно влюблённый в свою ученицу.

Прибытие из-за границы Федора Ивановича Лаврецкого - событие для города заметное. История его переходит из уст в уста. В Париже он случайно уличил жену в измене. Более того, после разрыва красавица Варвара Павловна получила скандальную европейскую известность.

Обитателям калитинского дома, впрочем, не показалось, что он выглядит как жертва. От него по-прежнему веет степным здоровьем, долговечной силой. Только в глазах видна усталость.

Вообще-то Федор Иванович крепкой породы. Его прадед был человеком жёстким, дерзким, умным и лукавым. Прабабка, вспыльчивая, мстительная цыганка, ни в чем не уступала мужу. Дед Петр, правда, был уже простой степной барин. Его сын Иван (отец Федора Ивановича) воспитывался, однако, французом, поклонником Жан Жака Руссо: так распорядилась тётка, у которой он жил. (Сестра его Глафира росла при родителях.) Премудрость XVIII в. наставник влил в его голову целиком, где она и пребывала, не смешавшись с кровью, не проникнув в душу.

По возвращении к родителям Ивану показалось грязно и дико в родном доме. Это не помешало ему обратить внимание на горничную матушки Маланью, очень хорошенькую, умную и кроткую девушку. Разразился скандал: Ивана отец лишил наследства, а девку приказал отправить в дальнюю деревню. Иван Петрович отбил по дороге Маланью и обвенчался с нею. Пристроив молодую жену у родственников Пестовых, Дмитрия Тимофеевича и Марфы Тимофеевны, сам отправился в Петербург, а потом за границу. В деревне Пестовых и родился 20 августа 1807 г. Федор. Прошёл почти год, прежде чем Маланья Сергеевна смогла появиться с сыном у Лаврецких. Да и то потому только, что мать Ивана перед смертью просила за сына и невестку сурового Петра Андреевича.

Счастливый отец младенца окончательно вернулся в Россию лишь через двенадцать лет. Маланья Сергеевна к этому времени умерла, и мальчика воспитывала тётка Глафира Андреевна, некрасивая, завистливая, недобрая и властная. Федю отняли у матери и передали Глафире ещё при её жизни. Он видел мать не каждый день и любил её страстно, но смутно чувствовал, что между ним и ею существовала нерушимая преграда. Тётку Федя боялся, не смел пикнуть при ней.

Вернувшись, Иван Петрович сам занялся воспитанием сына. Одел его по-шотландски и нанял ему швейцара. Гимнастика, естественные науки, международное право, математика, столярное ремесло и геральдика составили стержень воспитательной системы. Будили мальчика в четыре утра; окатив холодной водой, заставляли бегать вокруг столба на верёвке; кормили раз в день; учили ездить верхом и стрелять из арбалета. Когда Феде минуло шестнадцать лет, отец стал воспитывать в нем презрение к женщинам.

Через несколько лет, схоронив отца, Лаврецкий отправился в Москву и в двадцать три года поступил в университет. Странное воспитание дало свои плоды. Он не умел сойтись с людьми, ни одной женщине не смел взглянуть в глаза. Сошёлся он только с Михалевичем, энтузиастом и стихотворцем. Этот-то Михалевич и познакомил друга с семейством красавицы Варвары Павловны Коробьиной. Двадцатишестилетний ребёнок лишь теперь понял, для чего стоит жить. Варенька была очаровательна, умна и порядочно образованна, могла поговорить о театре, играла на фортепиано.

Через полгода молодые прибыли в Лаврики. Университет был оставлен (не за студента же выходить замуж), и началась счастливая жизнь. Глафира была удалена, и на место управительницы прибыл генерал Коробьин, папенька Варвары Павловны; а чета укатила в Петербург, где у них родился сын, скоро умерший. По совету врачей они отправились за границу и осели в Париже. Варвара Павловна мгновенно обжилась здесь и стала блистать в обществе. Скоро, однако, в руки Лаврецкого попала любовная записка, адресованная жене, которой он так слепо доверял. Сначала его охватило бешенство, желание убить обоих («прадед мой мужиков за ребра вешал»), но потом, распорядившись письмом о ежегодном денежном содержании жене и о выезде генерала Коробьина из имения, отправился в Италию. Газеты тиражировали дурные слухи о жене. Из них же узнал, что у него родилась дочь. Появилось равнодушие ко всему. И все же через четыре года захотелось вернуться домой, в город О..., но поселиться в Лавриках, где они с Варей провели первые счастливые дни, он не захотел.

Лиза с первой же встречи обратила на себя его внимание. Заметил он около неё и Паншина. Мария Дмитриевна не скрыла, что камер-юнкер без ума от её дочери. Марфа же Тимофеевна, правда, по-прежнему считала, что Лизе за Паншиным не быть.

В Васильевском Лаврецкий осмотрел дом, сад с прудом: усадьба успела одичать. Тишина неспешной уединённой жизни обступила его. И какая сила, какое здоровье было в этой бездейственной тишине. Дни шли однообразно, но он не скучал: занимался хозяйством, ездил верхом, читал.

Недели через три поехал в О... к Калитиным. Застал у них Лемма. Вечером, отправившись проводить его, задержался у него. Старик был тронут и признался, что пишет музыку, кое-что сыграл и спел.

В Васильевском разговор о поэзии и музыке незаметно перешёл в разговор о Лизе и Паншине. Лемм был категоричен: она его не любит, просто слушается маменьку. Лиза может любить одно прекрасное, а он не прекрасен, т.е. душа его не прекрасна

Лиза и Лаврецкий все больше доверяли друг другу. Не без стеснения спросила она однажды о причинах его разрыва с женой: как же можно разрывать то, что Бог соединил? Вы должны простить. Она уверена, что надо прощать и покоряться. Этому ещё в детстве научила её няня Агафья, рассказывавшая житие пречистой девы, жития святых и отшельников, водившая в церковь. Собственный её пример воспитывал покорность, кротость и чувство долга.

Неожиданно в Васильевском появился Михалевич. Он постарел, видно было, что не преуспевает, но говорил так же горячо, как в молодости, читал собственные стихи: «...И я сжёг все, чему поклонялся,/ Поклонился всему, что сжигал».

Потом друзья долго и громко спорили, обеспокоив продолжавшего гостить Лемма. Нельзя желать только счастья в жизни. Это означает - строить на песке. Нужна вера, а без неё Лаврецкий - жалкий вольтерьянец. Нет веры - нет и откровения, нет понимания, что делать. Нужно чистое, неземное существо, которое исторгнет его из апатии.

После Михалевича прибыли в Васильевское Калитины. Дни прошли радостно и беззаботно. «Я говорю с ней, словно я не отживший человек», - думал о Лизе Лаврецкий. Провожая верхом их карету, он спросил: «Ведь мы друзья теперь?..» Она кивнула в ответ.

В следующий вечер, просматривая французские журналы и газеты, Федор Иванович наткнулся на сообщение о внезапной кончине царицы модных парижских салонов мадам Лаврецкой. Наутро он уже был у Калитиных. «Что с вами?» - поинтересовалась Лиза. Он передал ей текст сообщения. Теперь он свободен. «Вам не об этом надо думать теперь, а о прощении...» - возразила она и в завершение разговора отплатила таким же доверием: Паншин просит её руки. Она вовсе не влюблена в него, но готова послушаться маменьку. Лаврецкий упросил Лизу подумать, не выходить замуж без любви, по чувству долга. В тот же вечер Лиза попросила Паншина не торопить её с ответом и сообщила об этом Лаврецкому. Все последующие дни в ней чувствовалась тайная тревога, она будто даже избегала Лаврецкого. А его настораживало ещё и отсутствие подтверждений о смерти жены. Да и Лиза на вопрос, решилась ли она дать ответ Паншину, произнесла, что ничего не знает. Сама себя не знает.

В один из летних вечеров в гостиной Паншин начал упрекать новейшее поколение, говорил, что Россия отстала от Европы (мы даже мышеловки не выдумали). Он говорил красиво, но с тайным озлоблением. Лаврецкий неожиданно стал возражать и разбил противника, доказав невозможность скачков и надменных переделок, требовал признания народной правды и смирения перед нею. Раздражённый Паншин воскликнул; что же тот намерен делать? Пахать землю и стараться как можно лучше её пахать.

Лиза все время спора была на стороне Лаврецкого. Презрение светского чиновника к России её оскорбило. Оба они поняли, что любят и не любят одно и то же, а расходятся только в одном, но Лиза втайне надеялась привести его к Богу. Смущение последних дней исчезло.

Все понемногу расходились, и Лаврецкий тихо вышел в ночной сад и сел на скамью. В нижних окнах показался свет. Это со свечой в руке шла Лиза. Он тихо позвал её и, усадив под липами, проговорил: «...Меня привело сюда... Я люблю вас».

Возвращаясь по заснувшим улицам, полный радостного чувства, он услышал дивные звуки музыки. Он обратился туда, откуда неслись они, и позвал: Лемм! Старик показался в окне и, узнав его, бросил ключ. Давно Лаврецкий не слышал ничего подобного. Он подошёл и обнял старика. Тот помолчал, затем улыбнулся и заплакал: «Это я сделал, ибо я великий музыкант».

На другой день Лаврецкий съездил в Васильевское и уже вечером вернулся в город, В передней его встретил запах сильных духов, тут же стояли баулы. Переступив порог гостиной, он увидел жену. Сбивчиво и многословно она стала умолять простить её, хотя бы ради ни в чем не виноватой перед ним дочери: Ада, проси вместе со мной своего отца. Он предложил ей поселиться в Лавриках, но никогда не рассчитывать на возобновление отношений. Варвара Павловна была сама покорность, но в тот же день посетила Калитиных. Там уже состоялось окончательное объяснение Лизы и Паншина. Мария Дмитриевна была в отчаянии. Варвара Павловна сумела занять, а потом и расположить её в свою пользу, намекнула, что Федор Иванович не лишил её окончательно «своего присутствия». Лиза получила записку Лаврецкого, и встреча с его женой не была для неё неожиданностью («Поделом мне»). Она держалась стоически в присутствии женщины, которую когда-то любил «он».

Явился Паншин. Варвара Павловна сразу нашла тон и с ним. Спела романс, поговорила о литературе, о Париже, заняла полусветской, полухудожественной болтовнёй. Расставаясь, Мария Дмитриевна выразила готовность попытаться примирить её с мужем.

Лаврецкий вновь появился в калитинском доме, когда получил записку Лизы с приглашением зайти к ним. Он сразу поднялся к Марфе Тимофеевне. Та нашла предлог оставить их с Лизой наедине. Девушка пришла сказать, что им остаётся исполнить свой долг. Федор Иванович должен помириться с женой. Разве теперь не видит он сам: счастье зависит не от людей, а от Бога.

Когда Лаврецкий спускался вниз, лакей пригласил его к Марье Дмитриевне. Та заговорила о раскаянии его жены, просила простить её, а потом, предложив принять её из рук в руки, вывела из-за ширмы Варвару Павловну. Просьбы и уже знакомые сцены повторились. Лаврецкий наконец пообещал, что будет жить с нею под одной крышей, но посчитает договор нарушенным, если она позволит себе выехать из Лавриков.

На следующее утро он отвёз жену и дочь в Лаврики и через неделю уехал в Москву. А через день Варвару Павловну навестил Паншин и прогостил три дня.

Через год до Лаврецкого дошла весть, что Лиза постриглась в монастыре, в одном из отдалённых краёв России. По прошествии какого-то времени он посетил этот монастырь. Лиза прошла близко от него - и не взглянула, только ресницы её чуть дрогнули и ещё сильнее сжались пальцы, держащие чётки.

А Варвара Павловна очень скоро переехала в Петербург, потом - в Париж. Около неё появился новый поклонник, гвардеец необыкновенной крепости сложения. Она никогда не приглашает его на свои модные вечера, но в остальном он пользуется её расположением вполне.

Прошло восемь лет. Лаврецкий вновь посетил О... Старшие обитательницы калитинского дома уже умерли, и здесь царствовала молодёжь: младшая сестра Лизы, Леночка, и её жених. Было весело и шумно. Федор Иванович прошёлся по всем комнатам. В гостиной стояло то же самое фортепиано, у окна стояли те же самые пяльцы, что и тогда. Только обои были другими.

В саду он увидел ту же скамейку и прошёлся по той же аллее. Грусть его была томительна, хотя в нем уже совершался тот перелом, без которого нельзя остаться порядочным человеком: он перестал думать о собственном счастье.

Пересказал


В дом Калитиных пришла весть о возвращении Лаврецкого. Сообщил об этом Гедеоновский. Пятидесятилетняя вдова бывшего прокурора губернии Мария Дмитриевна очень благоволит к нему. Женщина великолепно сохранилась для своего возраста, а ее дом один из самых приятных в городе. Зато ее семидесятилетняя тетушка, Пестова Марфа Тимофеевна, недолюбливает Гедеоновского по причине его болтливости и склонности приврать.

Вообще, Марфе Тимофеевне угодить сложно.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Даже всеобщего любимца Паншина она не жалует. А ведь Владимир Николаевич считается завидным женихом: образован, сочиняет романсы, играет на фортепиано, хорошо рисует, декламирует, а по службе он является петербургским чиновником, прибывшим в О. по особым поручениям. Паншин имеет серьезные намерения по отношению к дочери Марии Дмитриевны, девятнадцатилетней Лизе. Марфа Тимофеевна уверена, что ее любимица достойна жениха получше. И Лизин учитель музыки, Лемм Христофор Федорович (непривлекательный, немолодой и не слишком удачливый немец), не считает Паншина подходящим женихом для Лизы. Возможно, потому что сам в нее тайно влюблен.

Возвращение из-за границы Лаврецкого Федора Ивановича – заметное событие для города. Говорят, что в Париже он совершенно случайно уличил в измене красавицу-жену. Произошел разрыв, после которого Варвара Павловна получила скандальную известность, а Федор Иванович вернулся на родину. Правда, выглядел он совсем не как жертва: крепок, здоров, только в глазах видна усталость.

Федор Иванович – человек крепкой породы. Все его предки обладали сильным характером. Его отец воспитывался французом, поклонником Руссо (так распорядилась тетушка, у которой он жил). Но премудрость XVIII в. так и не смогла проникнуть в душу Ивана Петровича. После возвращения в родительский дом, Иван почувствовал грязь и дикость тамошней обстановки, но это не помешало ему обратить свое внимание на симпатичную горничную Маланью. Разразился жуткий скандал, отец лишил Ивана наследства, а Маланью отослал в деревню. Однако Ивану удалось выкрасть девушку и тайно с ней обвенчаться. Молодую жену он пристроил у родственников Пестовых (Марфы Тимофеевны и Дмитрия Тимофеевича), а сам отправился за границу. Там же, в деревне Пестовых, Федор и появился на свет. Только через год Маланья вместе с сыном смогла приехать в дом Лаврецких (мать Ивана перед смертью просила за сына и невестку, после чего суровый Петр Андреевич проявил к ним свою благосклонность).

Иван вернулся в Россию только через двенадцать лет. К этому времени Маланья умерла, а Федю воспитывала злая и завистливая тетка Глафира Андреевна, которую он жутко боялся и при ней даже пикнуть не смел.

Когда отец Федора вернулся, он лично занялся воспитанием сына. Мальчик обучался естественным наукам, математике, международному праву, столярному ремеслу и геральдике. Режим дня у Федора был очень жестким (будили в четыре утра, окатив холодной водой, кормили один раз в день). С шестнадцати лет отец стал воспитывать в сыне презрение к женщинам.

После смерти отца Лаврецкий приехал в Москву и поступил в университет. Жесткое воспитание имело свои последствия. У Лаврецкого практически не было друзей, он так и не сумел завязать отношения ни с одной женщиной. Единственный друг Лаврецкого, энтузиаст и стихотворец Михалевич, познакомил его с семейством Коробьиных. Впервые двадцатишестилетний юноша осознал, в чем заключается смысл жизни. Варвара Павловна была просто очаровательна, а кроме того умна, порядочна и образованна. Они поженились и через полгода прибыли в Лаврики. Университет был заброшен, и началась счастливая семейная жизнь. Тетку Глафиру отослали, а на ее место управительницы прибыл отец Варвары Павловны, генерал Коробьин. Молодая чета уехала в Петербург, где вскоре у них родился сын. Ребенок почти сразу умер, а молодые супруги, по совету врачей, отправились за границу. Обосновались они в Париже. Варвара Павловна быстро обжилась на новом месте и стала блистать в светском обществе. Однажды, Лаврецкий, слепо доверявший своей жене, уличил ее в измене (нашел любовную записку). Сначала, в порыве бешенства, он хотел убить обоих. Затем, успокоившись, он назначил ежегодное содержание жене, распорядился о выезде из имения генерала Коробьина, а сам отправился в Италию. Уже из газет Лаврецкий узнал, что у него родилась дочь. Он оставался равнодушен ко всему и только через четыре года вернулся домой, в город О.

Побывав в доме Калитиных, Лаврецкий сразу обратил внимание на Лизу. В своем имении он зажил тихой и спокойной жизнью: занялся хозяйством, читал и ездил верхом. Иногда он бывал у Калитиных. Постепенно они с Лизой стали очень доверять друг другу. Однажды она спросила Лаврецкого о причинах разрыва с женой. Он поделился с ней, но Лиза была уверена, что Лаврецкому нужно простить супругу, ведь нельзя разрывать то, что соединил Бог.

Неожиданно в имении Лаврецкого появился Михалевич. Он постарел, не преуспевал, но говорил по-прежнему складно и читал стихи. Друзья долго спорили о смысле жизни и о счастье, которое невозможно без веры и вдохновения.

Вскоре Федор Иванович из газет узнает о смерти своей жены. На следующий день он приезжает к Калитиным и сообщает Лизе о том, что он теперь свободен. Лиза по-прежнему говорит ему о прощении и о покорности. Она откровенно рассказывает Лаврецкому о том, что Паншин сделал ей предложение. Девушка не любит его, но готова следовать воле матери. Лаврецкий убеждает ее не спешить с ответом, и Лиза в тот же вечер говорит Паншину, что пока не готова принять решение. Лаврецкого беспокоит отсутствие подтверждений новости о смерти жены.

Однажды тихим летним вечером в гостиной Паншин и Лаврецкий сошлись в споре по поводу отсталой России и преуспевающей Европы. Лаврецкий очень резко осадил светского чиновника, отстаивая право отчизны на свой особый путь развития. Во время спора Лиза наблюдала за ними обоими и поняла, что она полностью поддерживает Лаврецкого. Оказывается, у них одинаковые взгляды на все, кроме одного, но она надеялась со временем привить ему веру в Бога.

В тот же вечер Лаврецкий и Лиза объяснились друг другу в любви. На следующий день в имении Лаврецкого объявилась его жена с дочерью Адой. Она начала слезно умолять его о прощении, хотя бы ради дочери. Он предложил им поселиться в Лавриках, но возобновлять свои отношения с супругой Лаврецкий был не намерен. Варвара Павловна покорно согласилась, но в тот же вечер побывала в доме Калитиных, где ей удалось расположить к себе Марию Дмитриевну, и та пообещала помочь ей помириться с мужем.

Лиза окончательно объяснилась с Паншиным. Этим она сильно расстроила матушку. О возвращении Варвары Павловны Лиза была осведомлена заранее, благодаря записке Лаврецкого. Ей было тяжело, но она стойко держалась в присутствии этой женщины.

«Дворянское гнездо» - «повесть» И.С. Тургенева. Это произведение имело, по словам автора, «самый большой успех, который когда-либо выпадал на его долю».

История создания

Замысел «Дворянского гнезда» возник в начале 1856 г., но реальная работа над произведением началась в середине июня 1858 г. в Спасском, родовом имении писателя, и продолжалась до конца октября того же года. В середине декабря Тургенев сделал последние поправки в тексте «повести» перед ее публикацией. Впервые «Дворянское гнездо» напечатано в журнале «Современник» за 1859 г. (№1). Последнее прижизненное (авторизованное) издание, рассматриваемое в качестве канонического текста, осуществлено в 1880 г. в Петербурге наследниками братьев Салаевых.

Созданию «Дворянского гнезда» предшествовал тяжелый этап в личной жизни Тургенева, а в общественной — период подготовки глубоких социальных перемен в России. В августе 1856 г. писатель покинул родину и почти два года прожил за границей. Тогда произошел фактический разрыв его многолетних отношений с Полиной Виардо. Писатель трагически переживал одиночество и неприкаянность; остро ощущал свою неспособность создать семью и прочно укрепиться в жизни. К этому мучительному состоянию прибавились физические недуги, а затем чувство творческого бессилия, изнуряющей духовной пустоты. В жизни Тургенева совершался крутой возрастной перелом, переживаемый им как наступление старости; рушилось столь дорогое прошлое, а впереди, казалось, не было никаких надежд.

В кризисной стадии находилась и русская общественная жизнь. Смерть Николая I, поражение в Крымской войне потрясли Россию. Стало ясно, что жить по-старому больше нельзя. Правительство Александра II стояло перед необходимостью реформирования многих сторон жизни и в первую очередь — перед необходимостью отмены крепостного права. Неизбежно выдвинулся со всей остротой вопрос о роли в жизни страны дворянской интеллигенции. Эта и другие актуальные проблемы обсуждались Тургеневым в его заграничном пребывании в беседах с В. Боткиным, П. Анненковым, А.И. Герценом — современниками, олицетворявшими мысль и дух века. Двойной кризис: личный и общественный — выразился в проблематике и коллизиях «Дворянского гнезда», хотя формально действие произведения отнесено к другой эпохе — весне и лету 1842 г., а предыстория главного героя Федора Лаврецкого — и вовсе к 1830-м годам. Работа над произведением явилась для Тургенева процессом изживания личной драмы, прощанием с прошлым и обретением новых ценностей.

Жанр «Дворянского гнезда»

На титульном листе автографа произведения Тургенев обозначил жанр произведения: повесть. На деле «Дворянское гнездо» относится к числу первых в творчестве писателя социально-философских романов, в которых судьба отдельной личности тесно переплетается с общенациональной и социальной жизнью. Однако становление большой эпической формы происходило в художественной системе Тургенева именно через повесть. «Дворянское гнездо» является в окружении таких повестей, как «Переписка» (1854 г.), «Фауст» (1856 г.), «Поезда в Полесье» (1857 г.), «Ася» (1858 г.), в которых определился характерный для писателя тип героя: дворянина-интеллигента, дорожащего правами своей личности и не чуждого вместе с тем сознанию долга перед обществом. Такого рода герои, — пишет В.А. Недзвецкий, — одержимы тоской по абсолютным ценностям, жаждой жизни в единстве со всеобщим и универсальным. Они не столько пребывают в отношениях с реальными современниками, сколько лицом к лицу встают к таким вечным и бесконечным стихиям бытия, каковы природа, красота, искусство, молодость, смерть и всего более — любовь. Они стремятся обрести в своей конкретной жизни полноту бесконечной любви, что предопределяет их трагическую участь. Проходя через испытание жизнью и любовью, герой повестей постигает закон трагических последствий высоких человеческих стремлений и убеждается, что для человека существует только один выход — жертвенное отречение от своих лучших надежд.

Этот философско-психологический уровень конфликта, разработанный в жанре повести, входит важнейшим компонентом в структуру романа Тургенева, дополняясь конфликтом социально-исторического характера. В жанре романа писатель устраняет прямой лирический способ повествования (большинство его повестей написаны от первого лица), ставит задачу создания обобщенной картины объективного бытия во множестве ее составных и помещает героя с традиционным комплексом индивидуально-личных проблем в широкий мир социальной и национальной жизни.

Смысл названия «Дворянское гнездо»

В названии романа использован один из символических лейтмотивов творчества Тургенева. Образ гнезда глубоко связан с проблематикой произведения, главный герой которого ориентирован на личное счастье, любовь, семью. В Лаврецком так силен «инстинкт счастья», что даже испытав первый удар судьбы, он находит силы для второй попытки. Но счастье не дается герою, сбываются пророческие слова его тетки: «...Не свить же и тебе гнезда нигде, скитаться тебе век». Лиза Калитина как будто заранее знает, что счастье невозможно. В ее решении уйти из мира сложно сплетаются «тайная жертва за всех», любовь к Богу, раскаяние в своих «незаконных» сердечных влечениях и своеобразный поиск такого «гнезда», в котором она не будет игрушкой темных сил бытия. Мотив «гнезда», будучи отправной точкой в развитии сюжета, расширяет свое содержание до универсального обобщения дворянской культуры в целом, сливающейся в своих лучших возможностях с общенародной. Для Тургенева личность человека настолько художественно постигаема, насколько она может быть вписана в образ той или иной культуры (таково основание распределения героев романа по разным группам и кланам). В произведении присутствует живой мир дворянской усадьбы с характерным для нее бытовым и природным укладом, привычными занятиями и сложившимися традициями. Впрочем, Тургенев чутко ощущает прерывистость русской истории, отсутствие в ней органической «связи времен» как особенность национального духа. Смысл, однажды обретенный, не удерживается и не передается от поколения к поколению. На каждом этапе нужно искать свою цель заново, как будто впервые. Энергия этой вечной духовной тревоги реализуется прежде всего в музыкальности языка романа. Роман-элегия, «Дворянское гнездо» воспринимается как прощание Тургенева со старой дворянской Россией в преддверии надвигающегося нового исторического этапа — 60-х гг.

Роман «Дворянское гнездо» Тургенева был написан в 1858 году, опубликован в январе 1859 года в журнале «Современник». Сразу после публикации роман приобрел большую популярность в обществе, поскольку автором были затронуты глубокие социальные проблемы. В основу книги легли размышления Тургенева о судьбе русского дворянства.

Главные герои

Лаврецкий Федор Иванович – богатый помещик, честный и порядочный человек.

Варвара Павловна – супруга Лаврецкого, двуличная и расчетливая особа.

Лиза Калитина – старшая дочь Марьи Дмитриевны, чистая и глубоко порядочная девушка.

Другие персонажи

Марья Дмитриевна Калитина – вдова, чувствительная женщина.

Марфа Тимофеевна Пестова – родная тетка Марии Дмитриевны, честная и независимая женщина.

Лена Калитина – младшая дочь Марьи Дмитриевны.

Сергей Петрович Гедеоновский – статский советник, друг семьи Калитиных

Владимир Николаевич Паншин – красивый молодой человек, чиновник.

Христофор Федорович Лемм – старый учитель музыки сестер Калитиных, немец.

Ада – дочь Варвары Павловны и Федора Ивановича.

Главы I-III

На « одной из крайних улиц губернского города О …» расположен красивый дом, где проживает Марья Дмитриевна Калитина – миловидная вдова, которая « легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки ». Сын ее воспитывается в одном из лучших учебных заведений в Петербурге, а две дочери живут с ней.

Компанию Марье Дмитриевне составляет родная тетка, сестра ее отца, Марфа Тимофеевна Пестова, которая « нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза ».

Сергей Петрович Гедеоновский – добрый друг семейства Калитиных – рассказывает, что в город вернулся Лаврецкий Федор Иванович, которого он « самолично видел ».

Из-за какой-то некрасивой истории с женой молодой человек был вынужден покинуть родной город и отправиться за границу. Но теперь он вернулся и, по словам Гедеоновского, стал еще лучше выглядеть – « в плечах еще шире стали, и румянец во всю щеку ».

К дому Калитиных лихо скачет красивый молодой всадник на горячем скакуне. Владимир Николаевич Паншин легко усмиряет ретивого жеребца и позволяет Лене погладить его. В гостиной одновременно появляется он и Лиза – « стройная, высокая, черноволосая девушка лет девятнадцати ».

Главы IV-VII

Паншин – блестящий молодой чиновник, избалованный вниманием светского общества, который очень быстро « прослыл одним из самых любезных и ловких молодых людей в Петербурге ». В городок О. он направлен по делам службы, и в доме Калитиных успел стать своим человеком.

Паншин исполняет присутствующим свой новый романс, который те находят восхитительным. Тем временем к Калитиным приходит старый учитель музыки, мосье Лемм. Весь его вид показывает, что музыка Паншина не произвела на него никакого впечатления.

Христофор Федорович Лемм родился в семье бедных музыкантов, а в возрасте « восьми лет он осиротел, а с десяти начал зарабатывать себе кусок хлеба своим искусством ». Он много путешествовал, писал прекрасную музыку, но так и не смог прославиться. Страшась нищеты, Лемм согласился возглавить оркестр одного русского барина. Так он оказался в России, где прочно обосновался. Христофор Федорович « один, с старой кухаркой, взятой им из богадельни » живет в маленьком домике, зарабатывая на жизнь частными уроками музыки.

Лиза провожает до крыльца Лемма, окончившего урок, где встречает высокого статного незнакомца. Им оказывается Федор Лаврецкий, которого Лиза после восьмилетней разлуки не узнала. Марья Дмитриевна радостно встречает гостя и представляет его всем присутствующим.

Покидая дом Калитиных, Паншин объясняется в любви Лизе.

Главы VIII-XI

Федор Иванович « происходил от старинного дворянского племени ». Его отец, Иван Лаврецкий, влюбился в дворовую девушку и женился на ней. Получив дипломатическую должность, он отправился в Лондон, откуда и узнал о рождении сына Федора.

Родители Ивана смягчили свой гнев, помирились с сыном и приняли в дом безродную невестку с годовалым сыном. После смерти стариков барин почти не занимался хозяйством, и домом управляла его старшая сестра Глафира – надменная и властная старая дева.

Вплотную занявшись воспитанием сына, Иван Лаврецкий поставил перед собой цель – сделать из хилого ленивого мальчика настоящего спартанца. Его будили в 4 часа утра, обливали холодной водой, заставляли усиленно заниматься гимнастикой, ограничили в еде. Подобные меры положительно сказались на здоровье Федора – « сначала он схватил горячку, но вскоре оправился и стал молодцом ».

Отрочество Федора прошло под постоянным гнетом деспотичного отца. Лишь в 23 года, после смерти родителя, молодой человек смог вздохнуть полной грудью.

Главы XII-XVI

Молодой Лаврецкий, в полной мере осознавая « недостатки своего воспитания », отправился в Москву и поступил в университет на физико-математическое отделение.

Бессистемное и противоречивое воспитание отца сыграло с Федором злую шутку: « он не умел сходиться с людьми », « еще ни одной женщине не смел взглянуть в глаза », « не знал многого, что каждому гимназисту давным-давно известно ».

В университете замкнутый и нелюдимый Лаврецкий завел дружбу со студентом Михалевичем, который познакомил его с дочерью отставного генерала – Варварой Коробьиной.

Отец девушки, генерал-майор, после некрасивой истории с растратой казенных денег был вынужден переехать с семейством из Петербурга в « Москву на дешевые хлеба ». К тому времени Варвара успела кончить институт благородных девиц, где слыла лучшей ученицей. Она обожала театр, старалась часто бывать на представлениях, где впервые и увидел ее Федор.

Девушка настолько очаровала Лаврецкого, что « полгода спустя он объяснился Варваре Павловне и предложил ей свою руку ». Она согласилась, поскольку знала, что жених ее богат и знатен.

Первые дни после свадьбы Федор « блаженствовал, упивался счастием ». Варвара Павловна искусно выжила из собственного дома Глафиру, а опустевшее место управляющего поместьем было тут же занято ее отцом, мечтавшим запустить руки в имение богатого зятя.

Переехав в Петербург, молодожены « много выезжали и принимали, давали прелестнейшие музыкальные и танцевальные вечеринки », на которых Варвара Павловна блистала во всем своем великолепии.

После смерти их первенца супружеская чета по совету врачей отправилась на воды, затем в Париж, где Лаврецкий случайно узнал об измене жены. Предательство любимого человека сильно подкосило его, но он нашел в себе силы вырвать из сердца образ Варвары. Не смягчило его и известие о рождение дочери. Назначив изменнице приличное годовое содержание, он разорвал с ней любые отношения.

Федор « не был рожден страдальцем », и спустя четыре года вернулся на Родину.

XVII-XXI

Лаврецкий заходит к Калитиным попрощаться перед отъездом. Узнав, что Лиза направляется в церковь, просит помолиться о нем. От Марфы Тимофеевны он узнает, что за Лизой ухаживает Паншин, и мать девушки не против этого союза.

Приехав в Васильевское, Федор Иванович отмечает, что в доме и во дворе царит сильное запустение, и после смерти тетки Глафиры здесь ничего не переменилось.

Слуги недоумевают, отчего барин решил поселиться в Васильевском, а не в богатых Лавриках. Однако Федор не в состоянии жить в поместье, где все напоминает ему о былом супружеском счастье. В течение двух недель Лаврецкий навел порядок в доме, обзавелся « всем нужным и начал жить - не то помещиком, не то отшельником ».

Спустя некоторое время он навещает Калитиных, где заводит дружбу со стариком Леммом. Федор, который « страстно любил музыку, музыку дельную, классическую », проявляет искренний интерес к музыканту и приглашает его к себе немного погостить.

Главы XXII-XXVIII

По дороге в Васильевское Федор предлагает Лемму сочинить оперу, на что старик отвечает, что слишком стар для этого.

За утренним чаем Лаврецкий сообщает немцу, что тому все-таки придется написать торжественную кантату в честь предстоящего « бракосочетания господина Паншина с Лизой ». Лемм не скрывает своей досады, поскольку уверен, что молодой чиновник не достоин такой чудесной девушки как Лиза.

Федор предлагает пригласить Калитиных в Васильевское, на что Лемм отвечает согласием, но только без господина Паншина.

Лаврецкий передает свое приглашение, и, воспользовавшись случаем, остается с Лизой наедине. Девушка « боится его рассердить », но, набравшись смелости, расспрашивает о причинах расставания с женой. Федор пытается объяснить ей всю низость поступка Варвары, на что Лиза отвечает, что ему нужно непременно простить ее и забыть об измене.

Спустя два дня в гости к Федору приезжает Марья Дмитриевна с дочерьми. Вдова считает свой визит « знаком великого снисхожденья, чуть не добрым поступком» . По случаю приезда своей любимой ученицы Лизы Лемм сочиняет романс, но музыка оказывается « запутанной и неприятно напряженной », что очень огорчает старика.

К вечеру собираются « всем обществом ловить рыбу ». У пруда Федор беседует с Лизой. Он чувствует « потребность говорить с Лизой, сообщить ей все, что приходило ему в душу ». Это его удивляет, поскольку до этого он считал себя конченым человеком.

С наступлением сумерек Марья Дмитриевна собирается домой. Федор вызывается проводить своих гостей. По дороге он продолжает беседовать с Лизой, и они расстаются друзьями. Во время вечернего чтения Лаврецкий замечает « в фельетоне одной из газет » сообщение о смерти своей супруги.

Лемм собирается домой. Федор едет с ним и заезжает к Калитиным, где тайком передает журнал с некрологом Лизе. Он шепчет девушке, что завтра нанесет визит.

Главы XXIX-XXXII

На следующий день Марья Дмитриевна с плохо скрываемым раздражением встречает Лаврецкого – он ей не нравится, да и Пашин отзывается о нем совсем не лестно.

Во время прогулки по аллее Лиза интересуется, как Федор отреагировал на смерть жены, на что тот честно отвечает, что практически не расстроился. Он намекает девушке, что знакомство с ней затронуло в нем глубоко дремавшие струны.

Лиза признается, что получила от Пашина письмо с предложением руки и сердца. Она не знает, что ответить, поскольку совсем не любит его. Лаврецкий умоляет девушку не спешить с ответом и не обирать « у себя лучшего, единственного счастья на земле » – любить и быть любимой.

Вечером Федор вновь идет к Калитиным, чтобы узнать о решении Лизы. Девушка сообщает ему, что не дала Паншину однозначного ответа.

Будучи взрослым, зрелым человеком, Лаврецкий отдает себе отчет в том, что он влюблен в Лизу, но « не много радости принесло ему это убеждение ». Он не смеет надеяться на взаимность девушки. К тому же он терзается мучительным ожиданием официального известия о смерти жены.

Главы XXXIII-XXXVII

Вечером у Калитиных Паншина принимается пространно рассуждать о том, « как бы он все повернул по-своему, если б власть у него была в руках ». Он считает Россию отсталой страной, которой следует поучиться у Европы. Лаврецкий ловко и уверенно разбивает все доводы своего оппонента. Федора во всем поддерживает Лиза, поскольку теории Паншина ее пугают.

Между Лаврецким и Лизой происходит объяснение в любви. Федор не верит своему счастью. Он идет на звуки необыкновенно прекрасной музыки, и узнает, что это Лемм играет свое произведение.

На следующий день после признания в любви счастливый Лаврецкий приходит к Калитиным, но впервые за все время его не принимают. Он возвращается домой и видит женщину в « черном шелковом платье с воланами », в которой с ужасом узнает свою жену Варвару.

Со слезами на глазах супруга просит его о прощении, обещая « разорвать всякую связь с прошедшим ». Однако Лаврецкий не верит притворным слезам Варвары. Тогда женщина начинает манипулировать Федором, взывая к его отцовским чувствам и показывая ему его дочь Аду.

В полном смятении Лаврецкий бродит по улицам и заходит к Лемму. Через музыканта он передает записку Лизе с сообщением о неожиданном «воскрешении» жены и просит о свидании. Девушка отвечает, что встретиться с ним сможет только на следующий день.

Федор возвращается домой и с трудом выдерживает разговор с женой, после чего уезжает в Васильевское. Варвара Павловна, узнав, что Лаврецкий каждый день бывал у Калитиных, направляется к ним с визитом.

Главы XXXVIII-XL

В день возвращения Варвары Павловна у Лизы происходит тягостное для нее объяснение с Паншиным. Она отказывает завидному жениху, чем чрезвычайно огорчает свою мать.

Марфа Тимофеевна заходит в комнату к Лизе и заявляет, что ей все известно о ночной прогулке с неким молодым человеком. Лиза признается, что любит Лаврецкого, и никто не стоит на пути к их счастью, поскольку его супруга мертва.

На приеме у Калитиных Варваре Павловне удается очаровать Марью Дмитриевну рассказами о Париже и задобрить флаконом модных духов.

Узнав о приезде жены Федора Петровича, Лиза уверена, что это наказание всем ее « преступным надеждам ». Внезапная перемена в судьбе потрясает ее, но она « она и слезинки не проронила ».

Марфе Тимофеевне удается быстро раскусить лживую и порочную натуру Варвары Павловны. Она уводит Лизу в ее комнату и долго плачет, целуя ее руки.

К ужину приезжает Паншин, и заскучавшая было Варвара Павловна мгновенно оживляется. Она очаровывает молодого человека во время совместного исполнения романса. И даже Лиза, « которой он накануне предлагал руку, - исчезала как бы в тумане ».

Варвара Павловна не брезгует испробовать свои чары даже на старичке Гедеоновском, чтобы окончательно завоевать место первой красавицы в уездном городке.

Главы XLI-XLV

Лаврецкий не находит себе места в деревне, терзаясь от « непрестанных, стремительных и бессильных порывов ». Он понимает, что все кончено, и последняя робкая надежда на счастье ускользнула навеки. Федор пробует взять себя в руки и покориться судьбе. Он запрягает тарантас и отправляется в город.

Узнав, что Варвара Павловна направилась к Калитиным, он спешит туда. Поднявшись по задней лестнице к Марфе Тимофеевне, он просит ее о свидании с Лизой. Несчастная девушка умоляет его помириться с женой ради дочери. Навеки расставаясь, Федор просит дать ему на память платок. Входит лакей и передает Лаврецкому просьбу Марьи Дмитриевны срочно зайти к ней.

Калитина со слезами на глазах умоляет Федора Ивановича простить супругу, и выводить из-за ширмы Варвару Петровну. Однако Лаврецкий неумолим. Он ставит супруге условие – она должна безвыездно жить в Лавриках, а он будет соблюдать все внешние приличия. Если же Варвара Петровна покинет имение, договор этот можно считать расторгнутым.

В надежде увидеть Лизу, Федор Иванович отправляется в церковь. Девушка не хочет с ним ни о чем говорить, и просит оставить ее. Лаврецкие отправляются в имение, и Варвара Павловна клянется мужу спокойно жить в глуши ради счастливого будущего дочери.

Федор Иванович отправляется в Москву, а на следующий же день после отъезда в Лавриках появляется Паншин, « которого Варвара Павловна просила не забывать ее в уединении ».

Лиза, невзирая на мольбы родных, принимает твердое решение уйти в монастырь. Тем временем Варвара Павловна, « запасшись денежками », переезжает в Петербург и полностью подчиняет своей воле Паншина. Год спустя Лаврецкий узнает, что « Лиза постриглась в Б……М монастыре, в одном из отдаленнейших краев России ».

Эпилог

По прошествии восьми лет Паншин удачно построил карьеру, но так и не женился. Варвара Павловна, переехав в Париж, « постарела и потолстела, но все еще мила и изящна ». Число ее поклонников заметно сократилось, и она полностью отдалась новому увлечению – театру. Федор Иванович стал прекрасным хозяином, и успел многое сделать для своих крестьян.

Марфа Тимофеевна и Марья Дмитриевна давно скончались, но дом Калитиных не опустел. Он даже « как будто помолодел », когда в нем поселилась беззаботная, цветущая молодежь. Повзрослевшая Леночка собралась замуж, из Петербурга приехал ее брат с молодой супругой и ее сестрой.

Однажды Калитиных навещает постаревший Лаврецкий. Он долго бродит по саду, и его наполняет « чувство живой грусти об исчезнувшей молодости, о счастье, которым когда-то обладал ».

Лаврецкий все же находит отдаленный монастырь, в котором скрылась ото всех Лиза. Она проходит мимо него, не поднимая глаз. Лишь по движению ресниц и стиснутым пальцам рук можно понять, что она узнала Федора Ивановича.

Заключение

В центре романа И. С. Тургенева – история трагической любви Федора и Лизы. Невозможность личного счастья, крушение их светлых надежд перекликается с социальным крахом русского дворянства.

Краткий пересказ «Дворянского гнезда» будет полезен для читательского дневника и при подготовке к уроку литературы.ю

Тест по роману

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.5 . Всего получено оценок: 245.

Первым, как водится, весть о возвращении Лаврецкого принес в дом Калитиных Гедеоновский.Мария Дмитриевна, вдова бывшего губернского прокурора, в свои пятьдесят лет сохранившая в чертах известную приятность, благоволит к нему, да и дом её из приятнейших в городе О... Зато Марфа Тимофеевна Пестова, семидесятилетняя сестра отца Марии Дмитриевны, не жалует Гедеоновского за склонность присочинять и болтливость. Да что взять - попович, хотя и статский советник.
Впрочем, Марфе Тимофеевне угодить вообще мудрено. Вот ведь не жалует она и Паншина - всеобщего любимца, завидного жениха, первого кавалера. Владимир Николаевич играет на фортепиано, сочиняет романсы на собственные же слова, неплохо рисует, декламирует. Он вполне светский человек, образован и ловок. Вообще же, он петербургский чиновник по особым поручениям,камер-юнкер, прибывший в О... с каким-то заданием. У Калитиных он бывает ради Лизы,девятнадцатилетней дочери Марии Дмитриевны. И, похоже, намерения его серьезные. Но Марфа Тимофеевна уверена: не такого мужа стоит её любимица. Невысоко ставит Паншина и Лизин учитель музыки Христофор Федорович Лемм, немолодой, непривлекательный и не очень удачливый немец,тайно влюбленный в свою ученицу.
Прибытие из-за границы Федора Ивановича Лаврецкого - событие для города заметное. История его переходит из уст в уста. В Париже он случайно уличил жену в измене. Более того, после разрыва красавица Варвара Павловна получила скандальную европейскую известность.
Обитателям калитинского дома, впрочем, не показалось, что он выглядит как жертва. От негопо-прежнему веет степным здоровьем, долговечной силой. Только в глазах видна усталость.
Вообще-то Федор Иванович крепкой породы. Его прадед был человеком жестким, дерзким, умным и лукавым. Прабабка, вспыльчивая, мстительная цыганка, ни в чем не уступала мужу. Дед Петр,правда, был уже простой степной барин. Его сын Иван (отец Федора Ивановича) воспитывался,однако, французом, поклонником Жан Жака Руссо: так распорядилась тетка, у которой он жил.(Сестра его Глафира росла при родителях.) Премудрость XVIII в. наставник влил в его голову целиком, где она и пребывала, не смешавшись с кровью, не проникнув в душу.
По возвращении к родителям Ивану показалось грязно и дико в родном доме. Это не помешало ему обратить внимание на горничную матушки Маланью, очень хорошенькую, умную и кроткую девушку. Разразился скандал: Ивана отец лишил наследства, а девку приказал отправить в дальнюю деревню. Иван Петрович отбил по дороге Маланью и обвенчался с нею. Пристроив молодую жену у родственников Пестовых, Дмитрия Тимофеевича и Марфы Тимофеевны, сам отправился в Петербург, а потом за границу. В деревне Пестовых и родился 20 августа 1807 г. Федор. Прошел почти год, прежде чем Маланья Сергеевна смогла появиться с сыном у Лаврецких. Да и то потому только, что мать Ивана перед смертью просила за сына и невестку сурового Петра Андреевича.
Счастливый отец младенца окончательно вернулся в Россию лишь через двенадцать лет. Маланья Сергеевна к этому времени умерла, и мальчика воспитывала тетка Глафира Андреевна, некрасивая,завистливая, недобрая и властная. Федю отняли у матери и передали Глафире ещё при её жизни.Он видел мать не каждый день и любил её страстно, но смутно чувствовал, что между ним и ею существовала нерушимая преграда. Тетку Федя боялся, не смел пикнуть при ней.
Вернувшись, Иван Петрович сам занялся воспитанием сына. Одел его по-шотландски и нанял ему швейцара. Гимнастика, естественные науки, международное право, математика, столярное ремесло и геральдика составили стержень воспитательной системы. Будили мальчика в четыре утра; окатив холодной водой, заставляли бегать вокруг столба на веревке; кормили раз в день; учили ездить верхом и стрелять из арбалета. Когда Феде минуло шестнадцать лет, отец стал воспитывать в нем презрение к женщинам.
Через несколько лет, схоронив отца, Лаврецкий отправился в Москву и в двадцать три года поступил в университет. Странное воспитание дало свои плоды. Он не умел сойтись с людьми, ни одной женщине не смел взглянуть в глаза. Сошелся он только с Михалевичем, энтузиастом и стихотворцем.Этот-то Михалевич и познакомил друга с семейством красавицы Варвары Павловны Коробьиной.Двадцатишестилетний ребенок лишь теперь понял, для чего стоит жить. Варенька была очаровательна, умна и порядочно образованна, могла поговорить о театре, играла на фортепиано.
Через полгода молодые прибыли в Лаврики. Университет был оставлен (не за студента же выходить замуж), и началась счастливая жизнь. Глафира была удалена, и на место управительницы прибыл генерал Коробьин, папенька Варвары Павловны; а чета укатила в Петербург, где у них родился сын,скоро умерший. По совету врачей они отправились за границу и осели в Париже. Варвара Павловна мгновенно обжилась здесь и стала блистать в обществе. Скоро, однако, в руки Лаврецкого попала любовная записка, адресованная жене, которой он так слепо доверял. Сначала его охватило бешенство, желание убить обоих ("прадед мой мужиков за ребра вешал"), но потом, распорядившись письмом о ежегодном денежном содержании жене и о выезде генерала Коробьина из имения,отправился в Италию. Газеты тиражировали дурные слухи о жене. Из них же узнал, что у него родилась дочь. Появилось равнодушие ко всему. И все же через четыре года захотелось вернуться домой, в город О..., но поселиться в Лавриках, где они с Варей провели первые счастливые дни,он не захотел.
Лиза с первой же встречи обратила на себя его внимание. Заметил он около нее и Паншина. Мария Дмитриевна не скрыла, что камер-юнкер без ума от её дочери. Марфа же Тимофеевна, правда,по-прежнему считала, что Лизе за Паншиным не быть.
В Васильевском Лаврецкий осмотрел дом, сад с прудом: усадьба успела одичать. Тишина неспешной уединенной жизни обступила его. И какая сила, какое здоровье было в этой бездейственной тишине.Дни шли однообразно, но он не скучал: занимался хозяйством, ездил верхом, читал.
Недели через три поехал в О... к Калитиным. Застал у них Лемма. Вечером, отправившись проводить его, задержался у него. Старик был тронут и признался, что пишет музыку, кое-что сыграл и спел.
В Васильевском разговор о поэзии и музыке незаметно перешел в разговор о Лизе и Паншине. Лемм был категоричен: она его не любит, просто слушается маменьку. Лиза может любить одно прекрасное, а он не прекрасен, т. е. душа его не прекрасна
Лиза и Лаврецкий все больше доверяли друг другу. Не без стеснения спросила она однажды о причинах его разрыва с женой: как же можно разрывать то, что Бог соединил? Вы должны простить. Она уверена, что надо прощать и покоряться. Этому ещё в детстве научила её няня Агафья, рассказывавшая житие пречистой девы, жития святых и отшельников, водившая в церковь.Собственный её пример воспитывал покорность, кротость и чувство долга.
Неожиданно в Васильевском появился Михалевич. Он постарел, видно было, что не преуспевает,но говорил так же горячо, как в молодости, читал собственные стихи: "...И я сжег все, чему поклонялся,/ Поклонился всему, что сжигал".
Потом друзья долго и громко спорили, обеспокоив продолжавшего гостить Лемма. Нельзя желать только счастья в жизни. Это означает - строить на песке. Нужна вера, а без нее Лаврецкий - жалкий вольтерьянец. Нет веры - нет и откровения, нет понимания, что делать. Нужно чистое,неземное существо, которое исторгнет его из апатии.
После Михалевича прибыли в Васильевское Калитины. Дни прошли радостно и беззаботно."Я говорю с ней, словно я не отживший человек", - думал о Лизе Лаврецкий. Провожая верхом их карету, он спросил: "Ведь мы друзья теперь?.." Она кивнула в ответ.
В следующий вечер, просматривая французские журналы и газеты, Федор Иванович наткнулся на сообщение о внезапной кончине царицы модных парижских салонов мадам Лаврецкой. Наутро он уже был у Калитиных. "Что с вами?" - поинтересовалась Лиза. Он передал ей текст сообщения.Теперь он свободен. "Вам не об этом надо думать теперь, а о прощении..." - возразила она и в завершение разговора отплатила таким же доверием: Паншин просит её руки. Она вовсе не влюблена в него, но готова послушаться маменьку. Лаврецкий упросил Лизу подумать,не выходить замуж без любви, по чувству долга. В тот же вечер Лиза попросила Паншина не торопить её с ответом и сообщила об этом Лаврецкому. Все последующие дни в ней чувствовалась тайная тревога, она будто даже избегала Лаврецкого. А его настораживало ещё и отсутствие подтверждений о смерти жены. Да и Лиза на вопрос, решилась ли она дать ответ Паншину,произнесла, что ничего не знает. Сама себя не знает.
В один из летних вечеров в гостиной Паншин начал упрекать новейшее поколение, говорил, что Россия отстала от Европы (мы даже мышеловки не выдумали). Он говорил красиво, но с тайным озлоблением. Лаврецкий неожиданно стал возражать и разбил противника, доказав невозможность скачков и надменных переделок, требовал признания народной правды и смирения перед нею.Раздраженный Паншин воскликнул; что же тот намерен делать? Пахать землю и стараться как можно лучше её пахать.
Лиза все время спора была на стороне Лаврецкого. Презрение светского чиновника к России её оскорбило. Оба они поняли, что любят и не любят одно и то же, а расходятся только в одном, но Лиза втайне надеялась привести его к Богу. Смущение последних дней исчезло.
Все понемногу расходились, и Лаврецкий тихо вышел в ночной сад и сел на скамью. В нижних окнах показался свет. Это со свечой в руке шла Лиза. Он тихо позвал её и, усадив под липами, проговорил:"...Меня привело сюда... Я люблю вас".
Возвращаясь по заснувшим улицам, полный радостного чувства, он услышал дивные звуки музыки.Он обратился туда, откуда неслись они, и позвал: Лемм! Старик показался в окне и, узнав его, бросил ключ. Давно Лаврецкий не слышал ничего подобного. Он подошел и обнял старика. Тот помолчал,затем улыбнулся и заплакал: "Это я сделал, ибо я великий музыкант".
На другой день Лаврецкий съездил в Васильевское и уже вечером вернулся в город, В передней его встретил запах сильных духов, тут же стояли баулы. Переступив порог гостиной, он увидел жену.Сбивчиво и многословно она стала умолять простить её, хотя бы ради ни в чем не виноватой перед ним дочери: Ада, проси вместе со мной своего отца. Он предложил ей поселиться в Лавриках,но никогда не рассчитывать на возобновление отношений. Варвара Павловна была сама покорность,но в тот же день посетила Калитиных. Там уже состоялось окончательное объяснение Лизы и Паншина. Мария Дмитриевна была в отчаянии. Варвара Павловна сумела занять, а потом и расположить её в свою пользу, намекнула, что Федор Иванович не лишил её окончательно "своего присутствия". Лиза получила записку Лаврецкого, и встреча с его женой не была для нее неожиданностью ("Поделом мне"). Она держалась стоически в присутствии женщины, которуюкогда-то любил "он".
Явился Паншин. Варвара Павловна сразу нашла тон и с ним. Спела романс, поговорила о литературе,о Париже, заняла полусветской, полухудожественной болтовней. Расставаясь, Мария Дмитриевна выразила готовность попытаться примирить её с мужем.
Лаврецкий вновь появился в калитинском доме, когда получил записку Лизы с приглашением зайти к ним. Он сразу поднялся к Марфе Тимофеевне. Та нашла предлог оставить их с Лизой наедине.Девушка пришла сказать, что им остается исполнить свой долг. Федор Иванович должен помириться с женой. Разве теперь не видит он сам: счастье зависит не от людей, а от Бога.
Когда Лаврецкий спускался вниз, лакей пригласил его к Марье Дмитриевне. Та заговорила о раскаянии его жены, просила простить её, а потом, предложив принять её из рук в руки, вывелаиз-за ширмы Варвару Павловну. Просьбы и уже знакомые сцены повторились. Лаврецкий наконец пообещал, что будет жить с нею под одной крышей, но посчитает договор нарушенным, если она позволит себе выехать из Лавриков.
На следующее утро он отвез жену и дочь в Лаврики и через неделю уехал в Москву. А через день Варвару Павловну навестил Паншин и прогостил три дня.
Через год до Лаврецкого дошла весть, что Лиза постриглась в монастыре, в одном из отдаленных краев России. По прошествии какого-то времени он посетил этот монастырь. Лиза прошла близко от него - и не взглянула, только ресницы её чуть дрогнули и ещё сильнее сжались пальцы,держащие четки.
А Варвара Павловна очень скоро переехала в Петербург, потом - в Париж. Около нее появился новый поклонник, гвардеец необыкновенной крепости сложения. Она никогда не приглашает его на свои модные вечера, но в остальном он пользуется её расположением вполне.
Прошло восемь лет. Лаврецкий вновь посетил О... Старшие обитательницы калитинского дома уже умерли, и здесь царствовала молодежь: младшая сестра Лизы, Леночка, и её жених. Было весело и шумно. Федор Иванович прошелся по всем комнатам. В гостиной стояло то же самое фортепиано,у окна стояли те же самые пяльцы, что и тогда. Только обои были другими.
В саду он увидел ту же скамейку и прошелся по той же аллее. Грусть его была томительна, хотя в нем уже совершался тот перелом, без которого нельзя остаться порядочным человеком: он перестал думать о собственном счастье.